Дутли Ральф. Дивная олива: Небольшое культурологическое исследование: эссе / пер. с нем. С. Городецкого. – СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2019. – 160 с.

 

Поэт, эссеист, переводчик, тонкий философ и эстет, Ральф Дутли знакомит немецкоязычную аудиторию с русской культурой. Он написал биографию Осипа Мандельштама и подготовил к изданию полное собрание сочинений поэта на немецком языке. Переводил Марину Цветаеву, Иосифа Бродского.

Новые его работы вышли в блестящем переводе Святослава Городецкого, и это духоподъемное чтение буквально врачует душу. В книге Ральф Дутли увлекательно рассказывает об оливе: о культурной истории этого удивительного дерева, его роли в магических обрядах, литературе, искусстве, военных конфликтах и мировой экономике. Начав с практической пользы оливы, автор через личные аллюзии и культурные ассоциации переходит к философским обобщениям, размышлениям о вечном, «об искусстве жить и не мудрствовать лукаво». Источники, к которым он обращается – от Библии до научно-фантастических романов последнего времени, – создают плотный и насыщенный фон, на котором можно размашисто и мощно писать любые значимые для автора мысли. А их у поэта и философа, безусловно, в избытке. Книга посвящена Оливье – то ли оливе (во французском «олива» – olivier – пишется так же, как и мужское имя Оливье), то ли младшему сыну автора. Он рассказывает историю, как малышу Оливье подарили дерево оливу, они посадили его во дворе, и оно прекрасно прижилось. Зима выдалась такой снежной, что крыша террасы рухнула прямо на дерево. Олива сильно пострадала, и малыш расстроился, что его тезка теперь погибнет. Но дерево выжило. Именно из-за этой истории автор и принялся искать все, что имело отношение к оливе. Он посвятил свое исследование ее непреклонной воле, ее тихому восстанию.

«Ни одно дерево не связано так тесно с историей средиземноморской и европейской культуры, религии и демократии, медицины, международной торговли, спорта, искусства и литературы», – утверждает Дутли. Он предпослал книге сразу несколько эпиграфов, среди которых слова Жана Жионо особенно западают в душу книгочеям: «Оливковая роща похожа на библиотеку, куда приходишь, чтобы забыть о жизни или лучше с ней познакомиться». В нынешней непростой для всего мира ситуации как нельзя более кстати слова о невероятной воле оливы к жизни и возрождению. «Смерть повсюду подстерегает хрупкое растение под названием человек». Поэтому любые средства укрепления организма и продления жизни для каждого из нас более чем актуальны. Французская поговорка гласит: «Тот, кто ест оливки каждый день в любое время года, сравняется по возрасту с балками самого прочного дома».

Примечательно, что в книгах, в своих культурологических путешествиях по свету Ральф Дутли как поклонник российской изящной словесности упоминает наших соотечественников. В книге про оливу это русский поэт Владислав Ходасевич, а в книге про мед – Исаак Бабель и Осип Мандельштам. У Ходасевича ствол оливкового дерева становится символом узловатой и запутанной памяти: Воспоминанье прихотливо И непослушливо. Оно – Как узловатая олива: Никак, ничем не стеснено. Свои причудливые ветви Узлами диких соответствий Нерасторжимо заплетет – И так живет, и так растет. Оливки – как воспоминания, без которых не было бы культуры. Поэтому две их полные горсти не дают нам впасть в беспамятство, стать Иванами, не помнящими родства. Наше пребывание на Земле возможно лишь в контексте общемировых процессов. Если задуматься над этим, то и нынешние испытания покажутся вовсе не фатальными, а вполне закономерными и стоящими в цепи предшествующих и последующих событий мировой истории.