Журнал «Книжная индустрия» провел конференцию «Книжная отрасль России в условиях турбулентности».


Организаторами представительного форума в магазине «Библио-Глобус» стали, помимо журнала «Книжная индустрия», стаи РКС, НП «Гильдия книжников», Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества, Российский комитет Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» и Департамент государственной поддержки периодической печати и книжной индустрии Минцифры.

Открыл конференцию управляющий вице-президент Российского книжного союза, генеральный директор издательства «Вече» Леонид Палько. Он обозначил «три уровня перспективы»: краткосрочная, до 3 месяцев, когда отрасль будет работать благодаря имеющейся (инфра)структуре;среднесрочная, до года, когда «всё просядет» и «гайки будут закручиваться»;долгосрочная, до пяти лет – в течение которых надо строить свои заводы красок, внести бумагу в список стратегического сырья и тому подобное. Что же касается приоритетных задач РКС, то в них входит: сохранение цен на книги;сохранение рабочих мест и кадров;лоббирование законодательных мер поддержки индустрии.

Александр Воропаев, начальник отдела поддержки литературного процесса, книжных выставок и пропаганды чтения департамента Минцифры России представил цифры, собранные Книжной палатой. К началу 2022 года отрасль в целом справилась с рецессией, вызванной пандемией, хотя и не восстановила показатели 2019 года. Но настал 2022 год, – и «мы входим в зону турбулентности».

Елена Соловьева, шеф-редактор журнала «Книжная индустрия», продолжила тему. По ее данным, индекс потребительских цен вырос в 2022 году до 116%, то есть инфляция выше, чем в целом по стране. При этом рынок в 2021 году вырос на 20% по сравнению с 2020; доля онлайновых магазинов выросла с 22% до 37%.

Интересная ситуация сложилась с онлайновой рекламой: много денег вбухали «сами знаете куда» (имеются в виду официально запрещённые ныне в России соцсети) – так что теперь онлайн-реклама непременно «просядет». А значит – «просядут» привычные переводные западные бестселлеры, раскрутка которых, что ни говори, немыслима без рекламы. Между тем доля переводной художественной литературы в рейтингах продаж – 84%; это странная ситуация, но очень важно оставить «рыночное разнообразие», не пытаясь корректировать его протекционистскими льготами и преференциями.

Следующими выступили представители «полиграфического блока». Татьяна Климова, технический директор «ОктоПринт Сервис» и «хубергруп РУС», занимающих 25% рынка всех расходных материалов (лаков, красок и т.д.) в книжной индустрии, кроме бумаги, была довольно резка. По ее словам, транспортники уже повысили цены на 27%. Не следует забывать, что логистические цепочки были разорваны не 24 февраля, а двумя годами раньше, когда началась пандемия – ведь все вредные производства сосредоточены в Индии и Китае. А, например, все соли меди идут в электронику – полиграфии достаются лишь остатки. Льняное масло необходимо для закрепления краски – а лён в прошлом году не засеяли. И том подобные проблемы, о которых обычно не говорят. «После принятого в пятницу пятого пакета санкций у нас день траура, – призналась Татьяна Климова. – Мы работаем с европейскими поставщиками, они «всё понимают», но не хотят рисковать репутацией».

Есть ли альтернативы? Разумеется, китайские поставщики. Но их одних мало. «На данном этапе я не могу сказать ничего хорошего. У нас запасов на два месяца. Если «вытащим» все [застрявшие на границах] машины – на четыре. Импортозамещение быстро – это утопия. Если мы сейчас запустим завод медных платин, может быть, через пять лет мы что-то получим. Но есть и хорошая новость: китайцы берут в юанях.

Игорь Полтавцев, зам. генерального директора АО «Первая образцовая типография» – одного из всего лишь трёх крупных печатных концернов России, не смог добавить оптимизма. По его прикидкам, через три месяца все цифровые типографии просто встанут. Что же касается офсетной печати, – для нее бумаги должно хватить, равно как и мелованной, но эта продукция, безусловно, упростится. С медными пластинами проблема решена, они из Китая, хоть и под европейскими брендами, а вот с красками ситуация действительно плохая. Китайская краска есть, но она на 80% дороже европейской! Так что нас ждет вымывание премиальных позиций. Но самое страшное даже не это. Самое страшное – это запчасти для европейского оборудования.

С коллегой оказался согласен и Виктор Левченко, исполнительный директор «Т8». Он коротко обозначил свою позицию как «сдержанный пессимизм».

Не лучше и положение издателей. Первым от их лица выступил Евгений Капьёв, генеральный директор издательства «ЭКСМО».

«Мы столкнулись с небывалым кризисом, – начал он. – Первый квартал был очень хорош, 30% роста, но вступили в силу четвертый и пятый пакеты санкций, и нам надо готовиться к худшему. Мы уже ощущаем дефицит материалов – и готовимся к кризису в третьем квартале, когда упадут доходы у населения». Евгений Капьёв признал и проблему с авторами – зарубежные действительно уходят. Длительные контракты разорвать в одностороннем порядке невозможно, но заканчивающиеся не продлеваются и новые не заключаются. Произошло резкое снижение спроса на аудиокниги, в том числе на книги про «успешный успех». Зато супербестселлером оказалась книга Виктора Франкла «Сказать жизни “Да”!»

Что же делать, сказавши жизни «да!»?

Искать новые идеи.

«Когда танки престанут ездить, договариваться станет намного легче, все вернутся» – но не на ту же точку. Необходимо уменьшить налоговую нагрузку на издательства, чтобы не вводить их в искушение уйти в серую зону. А читателей – от возвращения в пиратство, которые по словам Евгения Капьёва, с большим трудом удалось побороть. «Это отбросит отрасль на десятки лет назад».

Неожиданным контраргументом к этому тезису оказалась реплика Егора Серова, главного редактора «Радио Книга». Который убеждал собравшихся профессионалов: «Какие могут быть авторские права? Пока [Запад] не вернёт 300 млрд долларов, мы мораторий объявляем на авторские права. Пока не будет нужных нам красок и клеев, не будет вам никаких отчислений за авторские права». Какое отношение частные люди, писатели и издатели имеют к санкциям, он, правда, объяснять нужным не счел.

Еще более резким оказалось выступление Алексея Ильина, генерального директора ИГ «Альпина». «То, что случилось 24 февраля, обнулило все наши прогнозы, – заявил он. – Мы живём в новой реальности. Ядерный взрыв уже произошел, идет ударная волна, потом начнутся последние облучения». Проблемы с иностранными правообладателями уже начались – и теплые личные отношения, наработанные за двадцать лет, не помогают.

Многозначительная новость – рост на 500% продаж книги «Вся кремлевская рать» Михаила Зыгаря. И вообще заметно повышение спроса на всё, с помощью чего можно провести исторические параллели; при этом резко упал спрос на «всякие инвестиции». В целом же самого страшного – падения спроса на книги как таковые,– не происходит. Читатели стараются закупиться качественными красивыми книгами, понимая, что скоро их может не быть. Неизбежен рост безработицы, инфляции – книги начнут покупать-продавать на Avito, многим будет не до красивостей. А некоторые книги, запланированные еще до 24 февраля, просто не впишутся в новую реальность. «Но главное – cashflow, – подытожил Алексей Ильин. – Если деньги есть на счету, компания выживет».

Особенности ситуации в детском книгоиздании раскрыл Борис Кузнецов, директор издательства «Росмэн». По его прикидке, детская литература занимает не меньше трети всего книжного рынка. И, по мнению Кузнецова, нас ждет не менее чем 25-30% рост цен на книги: ведь не меньше ¼ выпуска продукции «Росмэна» зависит от импортных материалов. В том числе таких, как самоклеящаяся бумага – «самоклейки» царят на рынке малышовой литературы уже лет 20. «Будем обеднять наш ассортимент, он будет упрощаться, – констатировал Кузнецов. – Мы изъяли из плана книги подарочные, роскошные. Перестаиваем ассортимент в сторону удешевления». Из положительных моментов: книга часто выступает «отвяжись-игрушкой», тем, что можно сунуть ребёнку в руки. И в условиях ограничения подписок на онлайновые сервисы эта ее роль будет возрастать. Не случайно сеть «Детский мир», вовсе не заточенная под книги, тем не менее остается одним из самых крупных их продавцов. Во втором квартале нас ждет пик продаж «внеклассного чтения», а в третьем – школьные базары. Не сокращается и библиотечное финансирование. Но очень помогла бы отмена НДФЛ для авторов, подытожил

Эльфия Дорофеева, генеральный директор «малышового» издательства «Мозаика-синтез», говорила о необходимости создания на государственные деньги «правильной» книги по истории России для детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Не уточняя, правда, кто будет ее создавать, а главное – оценивать соблюдение критериев правильности.

Алексей Кузменко, руководитель группы «Книги» компании Wildberries, привел такие цифры: через его компанию продается не меньше четверти всех продаваемых в России книг, хотя это вообще не книжный магазин, а маркетплейс, то есть просто онлайн-универмаг. Многим книжникам неуютно оттого, что у них нет преференций, но это реальность.

Татьяна Ларина, коммерческий директор воронежской книготорговой компании «Амиталь», поделилась своими наблюдениями. К началу 2022 года падение продаж достигло 17%. Известие же о том, что Стивен Кинг отказывается продлевать контракты с российскими издателями, подстегнуло продажи его книг – очевидно, из опасения, что они станут дефицитом. Вдвое выросли продажи комиксов. А вот русские авторы демонстрируют падение. При этом прежняя модель покупательского поведения сохраняется – хотя нагрузка на сотрудников из-за постоянной переоценки резко возросла.

Согласна с ней и Елена Штехина, генеральный директор книготорговой компании «Магистр» (Ростов-на-Дону): «Мы живем в новой реальности, ударная волна еще нас ждет. Многие издатели отказываются от продаж в книжных магазинах, предпочитая маркетплейсы. Но это неправильно. Чтобы сохранить книжную отрасль в рабочем состоянии, нужно объединить усилия».