На сайте Российской государственной библиотеки открывается новый цикл под таким названием.

В РГБ давно проводятся прекрасные экскурсии. Это даёт возможность познакомиться с историей и архитектурой любимой библиотеки. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию первый материал этого цикла — рассказ экскурсовода Дарьи Хадеевой.

История архитектуры уже проходила это. Свержение старого и желание построить абсолютно новое. Сказать своё слово. Остаться в веках. Заглянем на минуту в XV век — и сквозь время, сквозь все минувшие столетия, услышим оттуда гневный голос: «Я прошу каждого… не слушать советов тех мастеров, которые будут придерживаться своей дурной практики. Будь проклят тот, кто ей следует. Я думаю, что только варварский народ мог занести её в Италию». Так знаменитый итальянский теоретик архитектуры Антонио Филарете писал о готической манере, распространённой на тот момент в

разных областях его родины. Филарете вошёл в историю не только как провозвестник нового стиля архитектуры и горячий адепт античной манеры, но и как проектировщик утопического города «Сфорцинда». Его идеальный город имел форму восьмиконечной звезды. Каждый из лучей этой звезды заканчивался башней, а из центра города к башням расходились прямые широкие проспекты. В центре города-звезды, на площади, располагался собор. Филарете с гордостью противопоставлял идеальную геометрию своего города традиционно хаотичной средневековой застройке.

Теперь переместимся в начало ХХ века и откроем архитектурные журналы 1920-х годов. Немного меняется стиль — это мы, конечно, почувствуем, но риторика покажется нам удивительно знакомой. Риторика — прежняя: «Архитектурно-композиционным центром социалистической Москвы должен будет служить Дворец Советов. Этот грандиозный монумент гению человечества В.И. Ленину подчинит себе всё оформление ведущего к нему величественного дворцового проспекта. Отсюда и те особые требования, которые предъявляются к архитектуре всех вновь воздвигаемых здесь зданий и целых комплексов», — писал К. Джус в статье, посвящённой новому зданию библиотеки.

Итак, библиотека — это часть архитектурного ансамбля будущего проспекта — проспекта Дворца советов. Перед нами снова утопический город, в центре которого — уже не собор, а дворец, но с тем же сакральным значением. Старый город должен был расступиться перед несгибаемой мощью проспекта Дворца советов и проспекта Коминтерна.

Опыт прошлого, с одной стороны, совершенно не подходил новым реалиям: здание бывшего Румянцевского музея (Дом Пашкова) и вовсе лучше бы отдать под музей, а не под библиотеку («по полам этого здания даже нельзя катать книжной тележки»). С другой стороны (что в своё время так точно уловил Филарете), новое слово в архитектуре невозможно сказать без переосмысления великой истории архитектурных памятников прошлого. В теории, конечно, провозглашалось, что архитектуры, подходящей задачам нового времени, ещё не было. Она создаётся прямо сейчас, руками современных мастеров. Но на практике… На практике — библиотеку возводили мастера, прекрасно знакомые и с историей, и с достижениями мировой архитектуры.

https://www.rsl.ru