По воспоминаниям современников, Лев Толстой активно интересовался техническими новинками, одной из которых, несомненно, в то время была фотография. Когда в дом приходили фотографы, он долго беседовал с ними, расспрашивал о чудесах фототехники и технической стороне процесса. Но сам фотографироваться не любил, хотя его просили и фотографы, и члены семьи. Более ста лет назад позировать для фотографии нужно было слишком долго. И это было одной из причин нежелания знаменитого писателя попасть в кадр, да и просто излишнего внимания к себе он не любил. Фотографии Толстого, на которых он позировал в кругу семьи и друзей, были сделаны по инициативе супруги Софьи Андреевны Толстой преимущественно для собраний сочинений Толстого, подготовкой которых она занималась.

Самые ранние портреты Льва Николаевича на выставке датированы 1849 и 1854 годами. Первым фотографическим портретом Льва Толстого был снимок Сергея Левицкого, известного придворного фотографа, «отца» русской фотографии, как называли его современники. Именно Сергей Левицкий изобрел первую в истории фотографии камеру со складывающимся мехом, первым применил вспышку магния, а также одним из первых в России начал снимать при электрическом освещении.

Одна из лучших серий фотографий Льва Николаевича создана его другом Владимиром Чертковым. Его снимки зафиксировали мельчайшие индивидуальные, легко узнаваемые черточки писателя: особую манеру сидеть, ходить, держать перо.

Самые трогательные и живые снимки «великого старца» сделаны женой Толстого и его детьми – Марией Львовной Оболенской, Александрой Львовной и Ильей Львовичем Толстыми. На экспозиции они выделены в отдельный раздел. В 1900 году первые свои фото сделала дочь Мария. Она дорожила покоем отца, поэтому не злоупотребляла своей близостью к нему и снимала Толстого редко. Она практически не фотографировала его во время семейных собраний, с родственниками и знакомыми. На ее камерных снимках Лев Николаевич один, за чтением или во время отдыха.

Младшая дочь Льва Николаевича Александра почти до самой его смерти жила с родителями в Ясной Поляне и помогала отцу в перепечатке рукописей, отвечала на многочисленные письма и выполняла другие секретарские поручения. Она часто фотографировала отца, повинуясь порыву, озорству, желанию зафиксировать какую-то смешную или необычную черту в выражении лица, жестах. Поэтому ее снимки необыкновенно живые.