Писатель-фантаст Святослав Логинов в статье «Какой ужас» уже пытался обратить внимание на российский хоррор и отмечал, что «в современной литературе хоррор располагается непосредственно рядом с фантастикой (по большей части ненаучной) и довольно сильно покрывается ее полем…». Однако Логинов говорил о литературе, предназначенной для взрослых. А мне бы хотелось обратить внимание на книги для детей, которые у нас в стране принято называть «страшилками» и «ужастиками».

Многие помнят, как в конце девяностых годов уже прошлого века российский книжный рынок заполонили ужастики для подростков американского писателя Роберта Стайна. В 1997 году издательство «РОСМЭН» опубликовало шестьдесят три его книги. Повести и романы Стайна издавались в сериях «Ужастики» и «Страшилки» по аналогии с теми историями, которые дети любят рассказывать друг другу, чтобы пощекотать нервишки. Но название серий прижилось, и теперь в нашей стране часто можно услышать эти определения, когда речь идет о книгах хоррора, предназначенных для детей. Однако «страшилки» появились в России гораздо раньше.

В 1992 году детский писатель Эдуард Успенский написал первую авторскую страшилку – повесть «Красная Рука, Черная Простыня, Зеленые Пальцы». Написана она была по мотивам «детских страшилок». Тогда небольшие страшные фольклорные истории были невероятно популярны. Их рассказывали в летних лагерях, больницах, по вечерам в школе. Компания обязательно забиралась в темное место, спускалась в подвал, выключался свет. Такие истории были важным этапом взросления. Эдуард Успенский, как и во многих других случаях, первым почувствовал, что из устного творчества страшилкам самое время перейти в литературное. Распадаются дворовые команды, мало кто ездит в летние лагеря, из школы все бегут на дополнительные занятия, подвалы закрыты на висячие замки. Но детям до сих пор нужны страшные истории, как минимум в качестве полноценного этапа взросления, испытания на храбрость, познания окружающего мира.

Несмотря на то, что взрослые, среди которых, к сожалению, встречаются учителя и библиотекари, выступают категорически против страшилок, эти тексты являются одним из самых популярных жанров в детском чтении. Лишенные возможности встречаться с друзьями и «пугать» друг друга устно, дети добирают необходимый для развития адреналин, читая книги. Через страшилку, через ее парадоксальный сюжет они познают мир, учатся жить в нем. Несколько лет назад в нашей стране такая же ситуация была и с социальной повестью для подростков – когда казалось, что написать для детей о потере, горе, болезни – значило разрушить хрупкий мир детства. Настало время «страшилке» слегка потеснить социальную подростковую повесть на ее пьедестале.

Сегодня авторов, пишущих в этом жанре, достаточно много. Среди них Валерий Роньшин, Наиль Измайлов (Шамиль Идиатуллин), Елена Усачева, Эдуард Веркин, Анна Воронова и многие другие. Сюжеты современных страшилок часто основываются на колоритных местечковых легендах, народных сказаниях, в их основе часто лежит фольклор. Так, например, Наиль Измайлов (Шамиль Идиатуллин) использовал татарский этнос. Именно оттуда пугающее, утробно рычащее название нечисти – Убыр, а также зловещие проклятия, звучащие экзотично для слуха русскоязычного читателя. Елена Усачева умело вплела в сюжет повести «Невеста смерти» легенды и мифы старинного Таллина, Эдуард Веркин вспомнил мрачные истории про вендиго в повести «Вендиго, демон леса», а страшилки Анны Вороновой зачастую полны страшных сказок непроходимых лесов Карелии.

Сейчас вопреки расхожему мнению о том, что ужастики портят детскую психику, пришло время учиться преодолевать свой страх, а для этого ведь нужно испугаться! Тем более что пугаться, читая книгу, безопаснее, чем испытывать свои нервы где-нибудь на заброшенных стройках или кладбищах.

Но, конечно же, как всегда бывает с популярными у читательской аудитории жанрами, не все тексты, на которых написано «ужастик» или «страшилка», хороши. Взрослым, выбирающим книгу для своего ребенка, стоит для начала самим открыть ее и прочитать хотя бы несколько страниц. Но вот отбросить предубеждения об этом жанре определенно стоит.

«Страшилки» и «ужастики» это не книги для разового прочтения, призванные попугать читателя жуткими местечковыми сюжетами. Их герои психологически близки современным детям и подросткам. Они такие же, как читатели, взрослеющие, познающие мир. А мир, внезапно, требует от них повзрослеть как можно быстрее – иначе судьба твоя быть пойманным, съеденным, уничтоженным, вычеркнутым из жизни. Не случайно многие психологи отмечают, что современных детей пугает сам процесс взросления. И чтобы этот страх пересилить, необходимо научиться брать ответственность за свою жизнь и жизнь близких тебе людей. Но в процессе учебы всегда нужны примеры. Герои страшных повестей могут стать таким примером.

В современном мире нет больше обрядов инициации, после которых дети племени или клана становились бы полноценными взрослыми людьми, с соответствующими правами и обязанностями. Но через книгу ребенок может это сделать, повзрослев вместе с героем, за которого он переживал, с которым вместе боялся, но, преодолевая страх, справлялся с трудностями и препятствиями.

Потому не надо бояться «страшилок», разрешите детям пугаться дома или на даче, в уютном кресле или в постели с фонариком. Обращайте внимание на эти книги, не мешайте им попадать в детские руки. Пускай дети читают, пускай учатся, пускай живут!