Миф первый: Гайдар был самым благополучным советским писателем, обласканным властями. А между тем почти всю свою жизнь он был неприкаянным в элементарном, бытовом отношении. Судьба мотала его по всей стране во время Гражданской войны. Потом – общежития, съемные комнатушки. Лишь в 1938-м он получил комнату в коммуналке в Большом Казенном переулке, откуда ушел на фронт в 1941-м. И мало кто знает, что «вдохновителя строителей коммунизма» за его книги регулярно травили критики, педагоги, партийные чиновники. Писателя, которого сейчас обвиняют в подобострастном воспевании советской власти, сама эта власть считала чуть ли не идейным врагом. Еще бы, вместо того, чтобы славить коллективизацию и индустриализацию, Гайдар воспевал ценности общечеловеческие: семью, любовь к близким, верность друзьям и родине. Именно об этом повесть «Военная тайна» (1935) и рассказ «Голубая чашка» (1936), по поводу которого литературно-педагогические функционеры вынесли вердикт: «Такой рассказ не нужен советским детям!». За «Тимура и его команду» (1940) Гайдару выдвинули уже политические обвинения: подмена деятельности пионерской организации самодеятельным детским коллективом и даже попытки создать подпольное детское движение! А вот «Судьба барабанщика» (1938) могла стоить Гайдару жизни, потому что в ней он откровенно выказал свое отношение к сталинским репрессиям, в результате которых тысячи детей остались сиротами. «Судьбу барабанщика» уже начали печатать в «Пионерской правде», когда на ее автора пришел донос, и публикацию прекратили. Его произведения перестали издавать и принялись изымать из библиотек. В это трудно поверить, но гайдаровские книги сжигали! А над самим писателем замаячила тень неотвратимого ареста. Спасло его чудо. Уже давно имя Гайдара было внесено в списки представленных к государственным наградам. Орден «Знак Почета» «за выдающиеся успехи в развитии детской литературы» Гайдар получил. И орденоносца тронуть никто не посмел. Но Гайдару жестокая травля обошлась дорого: нервное истощение, бессонница, больницы…

В 1990-е годы на этой почве родился очередной миф: Гайдар, дескать, страдал психическим расстройством, которое проявлялось в припадках ярости, когда он чуть ли не резал вены. К тому же пил. Борис Камов, исследователь жизни и творчества Гайдара, автор многочисленных книг о нем, в том числе вышедшей в 2009 году в издательстве «Фаир» книги «Аркадий Гайдар. Мишень для газетных киллеров: спецрасследование», последовательно борется против осквернителей памяти прекрасного писателя, честного и мужественного человека и аргументированно доказывает следующее. Аркадий Голиков (настоящее имя писателя) рано был вовлечен в революционную борьбу. Благодаря начитанности, высокой культуре, недетской дальновидности, уму и таланту военного стратега, он к 16 годам окончил два военных учебных заведения и получил должность командира полка. В одном из боев Гайдар получил тяжелую контузию, которая стала причиной развившегося впоследствии травматического невроза. Борис Камов, который изучил все документы, касающиеся жизни и смерти Гайдара, пишет, что приступы этой болезни были мучительными, и писатель, чтобы отвлечься от страшной головной боли, действительно мог полоснуть себя по руке бритвой, но сохранял при этом полное самообладание и ясность сознания. Что касается спиртного, то Гайдар не пил вообще и только во время приступов прибегал к этому сосудорасширяющему средству, которое приносило хотя бы небольшое облегчение.

Пожалуй, самый гнусный миф о Гайдаре был связан с его военной службой в Хакасии. В. Солоухин в романе «Соленое озеро» показал писателя беспощадным палачом хакасов, принявших сторону мятежного казака Соловьёва. Все живописные сцены жестокостей, якобы творимых Гайдаром в Хакасии, оказались выдуманными. Не подтвердили их ни воспоминания местных жителей, ни архивные документы.

Трудно поверить, что во время войны НКВД муссировало еще один миф – самый подлый: о том, что Гайдар перешел на сторону гитлеровцев. Когда началась война, Гайдар уговорил редактора «Комсомольской правды» отправить его на фронт в качестве корреспондента. Он мечтал с оружием в руках воевать против фашистов. Под Киевом попал в окружение. Ему предложили последним самолетом вернуться в Москву, ведь Гайдар уже тогда был национальным достоянием. Он отказался, потому что не мог бросить обреченных на смерть товарищей по несчастью. Оказался в партизанском отряде. 26 октября 1941 года возле деревни Леплява в окрестностях Канева Аркадий Гайдар с группой партизан оказался лицом к лицу с немецкой засадой. Гайдар первым заметил автоматчиков и успел крикнуть: «Ребята, немцы!». Партизанам удалось спастись, а Гайдар был тайно похоронен путевым обходчиком. После войны А.П. Гайдар был перезахоронен на высоком берегу Днепра в Каневе. И что бы ни каркали злобные завистники – а у Гайдара и во время его жизни и после нее их было предостаточно, еще бы: добрый, щедрый, веселый, талантливый, большой и красивый! – не будем слушать злобных наветов.