Пожалуй, никто не станет спорить с тем, что март — это месяц женщин. Хотя все помнят, что назван он в честь бога войны Марса. Ну, что ж поделаешь. И сам всесильный бог войны бессилен перед женскими чарами. А теперь скажите, какое слово можно назвать главным в жизни всех без исключения женщин?

Разумеется, любовь… Интересно, откуда оно взялось?

Считается, что происходит это слово от прилагательного «любъ» — то есть милый, желанный. В старославянском языке произносилось оно «любы», а родительный падеж выглядел так: «любъве». Такое склонение было у многих слов («бры — бръве», «кры — кръве»). А из их косвенных падежей и образовались известные нам формы на «-овь»: кровь, бровь, любовь.

Каждой женщине нравится, когда говорят, что она — прелесть. Между тем в старину это слово звучало не так приятно. Дело в том, что основа этого слова «-лесть» позаимствована из древнеготского языка — у готов «lists» значило «хитрость», «козни». Какая же связь между прелестью и кознями? Если вы читали Пушкина, сразу вспомните, что в его время слово «прелестный» значило именно «прельщающий». Столетием раньше «прелестными» называли письма иностранных агентов, призывающие к измене, или прокламации бунтовщиков.

Есть еще одно прекрасное слово «целовать». Оно, как нетрудно догадаться, является ближайшим родственником слов «цел» и «целить». Ну а дальше-то что?

Исцелить в былые времена означало «возвратить цельность» человеку, получившему рану, то есть «починить» его. А причем здесь поцелуй? По мнению Б.В. Казанского, связующее звено, которое может объяснить переход значений, ныне утрачено. Но если порыться в книгах, окажется, что в староболгарском языке слово «целовати» означало «приветствовать». Это и есть недостающее звено. Почему от понятия «целый» произошло «приветствовать»? Потому что здоровье — это своего рода «целость» человека, а приветствие до сих пор гласит у нас «будь здоров»… А поцелуй представляет форму привета. По старому русскому обычаю при встрече «здоровались троекратньм целованием…»

От слова «целовать» недалеко и до старинного слова «лобзать». Теперь уже трудно представить себе, что происходит оно от слова «лизать». Родственные латинские, германские, армянские слова убедительно доказывают, что это именно так. Недаром от того же корня происходит немецкое слово, означающее «ложка», латинское, означающее «губы», и германские слова, означающие «лакать», «лизать» и другие.

Конечно, пустившись в такие приятные рассуждения и разговоры, трудно удержаться от соблазна и заглянуть в прошлое. Ведь в XIX веке язык был не в пример богаче. Интересно, какие слова и выражения имели отношение к любви и женским чарам?

Начнем со слова «кокодетка», которое полтора столетия назад означало «обольстительница», «кокетка». Бытовало и слово «мизогин» — ненавистник женщин, происходит оно от французского «misogyne» — женоненавистник.

У А.Н. Островского можно встретить диковинное слово «типун-дворянка»: «Я кучер, понимаешь ты это? Я свое дело правлю. А ты что? Типун-дворянка! Тонко ходите, чулки отморозите!» (пьеса «Не сошлись характерами»). Нетрудно понять, что это слово не что иное, как пренебрежительное название капризной женщины, которой все не по нраву.

В повести А. Писемского «Масоны» встречается выражение «сухая любовь», что означает платоническую любовь.

В конце ХIХ — начале XX века хамоватого молодого человека, бесцеремонно обращавшегося с женщинами, называли «саврас». Недурно, правда?

Пусть вам не покажется странным, что к нашему галантному разговору имеет отношение интересное слово «будировать». До революции оно означало «быть недовольным». Как правило, оно применялось к государственным чиновникам высокого ранга в тех случаях, когда они считали, что обижены начальством. Это слово образовано от французского «bouder» — дуться, сердиться. От него же произошло и всем известное слово «будуар» — то есть кабинет или гостиная дамы, гнездышко, в котором она может уединиться, когда гневается на мужа.

Откуда, кстати сказать, взялось известное название капризной женщины — «краля»? Начнем издалека. Русское слово «король» усвоено из польского языка («krol»). Вместе с карточными фигурами короля и королевы названия этих фигур к нам также пришло из Чехии. Убедительным свидетельством этого перехода является слово «краля» — именно так в некоторых областях России называли карточную королеву. А «краля» в смысле «красавица» вошло в наш язык через украинский, опять-таки из польского, от слова «krolowa», что и означает «королева».

Дорогие дамы, волшебницы, королевы, прелестницы, очаровательницы и повелительницы злых духов, в том числе и невнимательных мужчин! Во всех языках мира есть слово «любовь». Вы знаете, что оно означает. Будьте всегда красивы, пусть ваши глаза сияют, как звезды, и пусть не найдется на земле короля, который мог бы перед вами устоять!