Когда я училась в школе, меня долго занимал один вопрос; собственно, он занимал и Хлестакова:

«Хлестаков. Завтрак был очень хорош; я совсем объелся. Что, у вас каждый день бывает такой?

Городничий. Нарочно для такого приятного гостя.

Хлестаков. Я люблю поесть. Ведь на то живешь, чтобы срывать цветы удовольствия. Как называлась эта рыба?

Артемий Филиппович (подбегая). Лабардан-с».

Лабардан — свежепросоленная и провяленная треска без хребтовой кости. В начале 30-х годов XIХ века была новинкой и считалась деликатесом. Название — калька с голландского названия трески labberdaan.

Когда трактирный слуга сообщил Хлестакову, что не велено отпускать ему в долг, тот говорит: «Разве из платья что-нибудь пустить в оборот? Штаны, что ли, продать? Нет, уж лучше поголодать, да приехать домой в Петербургском костюме. Жаль, что Иохим не дал напрокат кареты, а хорошо бы приехать домой в карете, подкатить этаким чертом к какому-нибудь соседу под крыльцо…» Кто же это поскупился и не дал нашему герою прокатиться с ветерком? Иоахим был знаменитым каретным мастером в Петербурге.

А помните, с чего начинается знаменитая повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем? «Славная бекеша у Ивана Ивановича, отличнейшая! А какие смушки! Фу ты пропасть, какие смушки! Сизые с морозом!» Смушки — это шкурки ягненка, сейчас нам более знакомо другое их название — мерлушки.

Во второй главе Иван Иванович заглядывает во двор Ивана Никифоровича и видит, как тощая баба развешивает на веревке одежду хозяина. Были там, между прочим, и «белые казимировые панталоны с пятнами, которые когда-то натягивались на ноги Ивана Никифоровича и которые можно теперь натянуть разве на его пальцы…» Казимир — тонкая и плотная полушерстяная ткань, из которой в начале XIX века шили верхнюю одежду. А был еще и казинет — плотная бумажная или полушерстяная ткань для верхней одежды или форменной одежды нижних гражданских чинов.

Про Миргород Гоголь говорит, что это чудный город, там роскошь, «плетень всегда убран предметами, которые делают его еще более живописным: или напяленною плахтою, или сорочкою, или шароварами…» Плахта? Это ткань, расшитая узором, или юбка из этой ткани. А. самое лучшее здание в городе — поветовый (то есть уездный) суд… «Он разделен на две половины: в одной присутствие, в другой арестантская… В той половине, где присутствие… две комнаты… одна — передняя для просителей; в другой стол, убранный чернильными пятнами; на нем зерцало…» В трех строчках встречаются два незнакомых слова. Во-первых, присутствие — так в позапрошлом веке называли государственное учреждение. А что такое зерцало? Трехгранная, увенчанная двуглавым орлом призма, стоявшая на столе в суде или в другом государственном учреждении, с наклеенными на всех трех ее сторонах указами Петра I о строгом соблюдении правосудия. Зерцало было эмблемой законности.

Иван Никифорович приходит в суд. «Присутствие началось еще с утра. Судья… с доброю миною, в замасленном халате, с трубкою и чашкою чаю, разговаривал с подсудком». Слово подсудок нам, понятно, внове — а это, собственно говоря, всего лишь чиновник земского уездного суда. Зачем же пришел Иван Никифорович? «Я, — сказал он судье, — имею к вам необходимое дело: я подаю позов… Позов на врага своего, на заклятого врага». Восхитительно красочное слово, неведомое нам — позов, не что иное как иск.

В записных книжках Гоголя встречаются удивительные слова, которыми изобилуют его произведения. Например, губина — то есть «все, что подходит под губу, съедобное; всякая овощь, кроме хлеба и мяса». Кирчёная изба — «вытесанная, когда бревна стесаны в гладкую стену». Скородумки — «род пирожков. Шанишки — род ватрушки, немного меньше». Встречается и диковинное название шарообразного сосуда с узким горлом, сделанного из дерева. В него клали мед или варенье. Назывался сей сосуд побратима. А что такое сушилы? В записной книжке Николая Васильевича читаем: «верхний этаж над амбарами, ледниками и пр., где лежит пух, окорока, рыба высушенная, овчины, кожи разные». А, скажем, пересёк — это бочка, разделенная надвое, ушат.

В произведениях Гоголя, Тургенева, Толстого часто встречаются названия экипажей, например, ландо и линейка. Полезно будет напомнить, что линейка — это длинный, открытый, многоместный экипаж с подножками и продольной перегородкой (видимо, отсюда и название), в котором пассажиры сидят боком по направлению движения. А ландо — четырехместная карета с раскрывающимся верхом. Название происходит от французского landau, по имени немецкого города Landau, где впервые изготовили такой экипаж.

Знаете, юбилеи проходят, и жизнь снова течет по-прежнему. А для того, чтобы праздник по имени Николай Васильевич Гоголь навсегда остался с нами, время от времени открывайте «Мертвые души», «Сорочинскую ярмарку» или нестареющего «Ревизора». Десять живительных строк — и жизнь снова станет яркой, манящей, и заиграет всеми красками.