Сигнал этот следует осмыслить – потому что сегодня идут предложения (и уже принимаются практические действия) по активному внедрению ридеров и электронных текстов в систему образования. Будущее кажется прекрасным – вместо тяжеленных учебников ребенок носит с собой легкое и недорогое устройство, в котором все необходимые для школы тексты, дополнительные материалы, да еще возможность делать заметки и выполнять задания… В общем, все то, что сейчас можно выжать из устройства, использование которого в школе экономически целесообразно (дешевый аппарат легко заменяется в случае поломки). Но с каждым годом возможности таких устройств будут возрастать. Закачайте в него хоть всю мировую классику, несколько энциклопедий, все те «книги, которые должен прочесть ваш ребенок» – никакой гарантии, что все это будет прочитано, нет. Напротив, с большой долей вероятности можно предположить, что это не будет прочитано никогда. И связано это не с тем, что люди в принципе не хотят или не умеют читать, а с тем, что они все меньше хотят читать традиционные тексты – те, что мы привыкли называть книгами.

Современный человек с детства привык жить в мощном и непрерывном информационном потоке, вне этого потока ему неуютно и неудобно – совсем недавно некая дама сетовала: как же я могу выключить на спектакле свой мобильный, если мой ребенок может позвонить мне в любую минуту? Всего 15 лет назад разговор показался бы безумным – почти ни у кого не было возможности все время быть на связи. Какое отношение это имеет к текстам и книгам? Самое прямое – сегодня, чтобы текст был прочитан, он должен быть частью информационного потока, должен быть постоянно в него включен. Издатели и книготорговцы в один голос твердят: чтобы книга продавалась (то есть – была бы прочитана), ее нужно продвигать всеми возможными способами. В социальных сетях, на встречах с читателями, в библиотеках, с помощью рецензий и даже прямой рекламы. Те тексты, что оказываются в информационном потоке, будут замечены и, возможно, прочитаны. Остальные – нет. К сожалению, это прямо относится к классике и разнообразным спискам «обязательного чтения», которые бросились составлять все кому не лень.

По счастью, классика иной раз попадает в информационный поток – с очередной экранизацией или юбилеем. Еще она представлена в школьной программе. Беда в том, что «обязательных» книг становится все больше – просто с течением времени. И даже из программы рано или поздно придется кого-то исключать. Когда-то, например, там был Фонвизин. Исключенный из программы и информационных потоков текст очень скоро становится достоянием узкой группы знатоков и ценителей, а вскоре и вовсе исчезает из культурного оборота.

Еще одна опасность, связанная с бытованием электронных текстов, – особенности их движения в информационных потоках. Социальные сети, на которые сегодня уповают книжники, не столько связывают людей, сколько разделяют – по интересам, по мировоззрению, по вкусам. Стоит заказать в интернет-магазине книжку – и на вас высыпается куча контекстной рекламы в духе «возможно, вам понравится». Программа, на основании чисто формальных данных, решает за вас. (Кстати, в обычном книжном магазине, с бумажными книгами, такого не происходит – там вы можете углядеть не полке и купить нечто такое, за чем вам никогда бы в голову не пришло идти в магазин, потому что вы и предположить не могли, что такие книги бывают.) Пока еще круги читателей иронических детективов, боевой фантастики, военных мемуаров и серии «Византийская библиотека» пересекаются – хотя бы в магазинах. В сетевых сообществах таких пересечений значительно меньше. Как ни странно, книжная вселенная читателя, привязанного к электронным текстам и информационным потокам, может оказаться довольно ограниченной – он даже может ничего не узнать о других ее частях.

Противостоять этому можно лишь одним способом – постоянно напоминая о существовании огромного количества качественных, но мало востребованных текстов, включая их в информационные потоки, привлекая к ним внимание. Надеяться в этом на систему образования не приходится – у нее другие задачи, а большая часть того, что воспринимается как обязаловка, впоследствии отбрасывается (подумайте над этим, когда будете составлять очередной список обязательного чтения). Надо учесть и перемены в способе чтения – новое поколение сегодня привычно и к гипертексту, и к клиповому восприятию информации. И вообще, оно предпочитает не читать, а смотреть. Собственно, все дело в том, чтобы на книжные страницы наши дети смотрели чаще, чем на картинки.