Представьте себе: до сих никто не нашел ответа на вопрос о происхождении слова сосна. Известно только, что слово это общеславянское. Скорей всего, это дерево, как и береза, получило название по цвету коры. Ученые рассуждают так: в древнепрусском sasinsзаяц, а в древневерхненемецком hasanсерый, блестящий, да и в немецком haseзаяц… Пока ничего более убедительного никто не предложил. Запишем в загадки. Как и слово дуб, происхождение которого тоже не установлено.

Зато мы кое-что знаем о ели. Это слово – исконно русское и широко используется в нашем языке приблизительно с XI века. Языковеды полагают, что в этом слове усматривается древняя индоевропейская основа edhlos, где корень –edhозначал острый, колючий. Слова с тем же значением и похожим звучанием встречаются и в других славянских языках. Вот, например, в украинском это iль, а в болгарском ела. К тому же, слова с похожим написанием и значением встречаются в литовском языке (там egleель) и в латышском (тоже egle). Считается, что и латинское ebelus (бузина) – тоже родственник нашей ели.

Существует мнение, что дерево вяз называется так потому, что прутья его очень гибкие и их можно использовать для вывязывания изгородей, например. Но дело в том, что прутья вяза совсем не самые гибкие. А что, если дело в необычайной «вязкости» древесины этого дерева? Волокна у нее закручены винтообразно, и расколоть вязовую чурку не так-то просто!

А вот что писал Лев Успенский о происхождении слова липа. «Общепринятым является связывать имя этого дерева с той же основой, что и “липкий”, “липнуть”; считают, что оно было дано ему за его липкий, клейкий сок. Так как нельзя сказать, что сок этого дерева более клеек, чем у других лесных пород, объяснение представляется не бесспорным. А может быть, сыграло роль то, что на широких листьях липы часто оставляет клейкий сладкий налет – “медвяную росу” – насекомое тля?»

Считается, что осиной дерево назвали потому, что оно синеет на спиле. А на латинском Populus tremula – «дрожащий тополь».

Название нашей любимой красавицы рябины – тоже производное от общеславянского erebь – бурый. Стоит сравнить это слово с украинским орябина, с польским jarzbina, со словацким jaraby – бурый. Отсюда вывод: своим названием рябина обязана цвету ягод.

Конечно, у нас в средней полосе абрикосы не растут, зато у слова абрикос необычайно интересная история. Появилось оно в нашем языке целых три столетия назад и пришло из Голландии – оттуда привезли к нам впервые эти чудесные плоды. Однако у голландцев абрикосы тоже не растут, они свое слово abrikoos позаимствовали у французов – те называют маленькое оранжевое солнышко abricot. Но французы его тоже не сами придумали, а позаимствовали у испанцев. Там эти плоды называются albercoque. Но только и это еще не все. Испанцы «одолжили» это слово у арабов, которые называют абрикосы аль-биркук. Думаете, слово пришло к нам из семитских языков? Ничего подобного. Арабы позаимствовали слово у римлян! И вот ученые спорят: то ли оно образовалось из прилагательного прэкокс, то есть ранний, скороспелый, то ли из другого прилагательного априкус, то есть согретый солнцем. Лично мне больше нравится думать, что слово абрикос значит «согретый солнцем».

А вот вишня у нас в Подмосковье растет. Слово это впервые встречается в русском языке в XV веке. По мнению одних исследователей, оно является исконно нашим и образовано от общеславянской основы visъna. А другие считают, что оно пришло к нам из немецкого языка (правда, немецкое слово weichsel – черешня), куда, в свою очередь, попало из позднелатинского, где viscum – птичий клей.

И еще у нас растет горох. Да, деревом это растение не назовешь, зато слово драгоценное. Потому что известно: оно появилось еще до возникновения письменности на Руси. Древнерусская форма горохъ восходит к общеславянскому gorchъ. И мы знаем, что общеславянское слово имеет индоевропейский корень gorsъ – все потому, что это слово явный родственник древнеиндийского глагола gharsati, что значит «растирает, трет». А латинское слово pisum (горох) образовано от глагола pisere – толочь. И получается, что буквальное значение слова горох – «тертый».

Ладно, где горох, там и лук. Древнерусское слово лукъ образовалось от общеславянского lokъ в значении «изгиб». Есть предположение, что наше слово связано с древнепрусским lanktis – «изогнутые вилы». А что, похоже! Но только речь идет о слове, буквальное значение которого «ручное оружие в виде изогнутой упругой дуги, концы которой стянуты тетивой». А вот источник происхождения слова лук в значении «овощное растение семейства лилейных», представьте себе, до сих пор не установлен!