«Лазарь Маркович Лисицкий оказал колоссальное влияние на становление искусства книги ХХ столетия. И, надо сказать, оказывает до сих пор», – написал об этом мастере видный книговед, доктор исторических наук Евгений Немировский. Такая оценка дорого стоит.
Родина Лисицкого – Смоленщиина. Его семья жила в местечке Починок. Дед владел шляпной мастерской, отец-предприниматель пробовал силы в Америке, но незадолго до революции вернулся домой. Юный Лазарь учился в гимназии в Смоленске, посещал художественную школу-мастерскую в Витебске.
В Петербургскую Академию художеств Лисицкого не приняли, и он уехал учиться на архитектурном факультете Политехнической высшей школы в Дармштадте. Уже тогда он проявлял интерес и к современному изобразительному искусству. По приглашению земляка, скульптора Осипа Цадкина в 1911 году Лисицкий посетил Париж – столицу всех новейших художественных веяний.
Диплом немецкой школы он получил перед самой войной и осенью 1914 года с большими трудностями вернулся в Россию. Накануне революции Лисицкий под руководством известного архитектора Романа Клейна оформлял интерьеры Музея изящных искусств в Москве. Вы бывали в египетском зале? Именно его художественную концепцию разрабатывал будущий супрематист и соратник Малевича.
В те годы Лисицкий сблизился с авангардистской богемой. В 1915 году он сделал свою первую книжную обложку – к сборнику стихов Константина Большакова «Солнце на излете». Эта работа, во многом еще подражательная (и потому мало кем замеченная), напоминала обложки других футуристических книг тех лет – например, сборников Хлебникова и Крученых.
Следующая книжно-дизайнерская работа Лисицкого куда более оригинальна. В 1917 году он оформил поэму Моисея Бродерзона «Пражская легенда». Это был уже артефакт в жанре «книга художника»: свиток с нанесенным на него рукописным текстом помещался в деревянный ящичек. 20 экземпляров книги Лисицкий раскрасил от руки, выполнил акварельные рисунки и узорные орнаментальные рамки. Книга быстро разошлась по коллекциям библиофилов.
Еще одна букинистическая жемчужина – книга «Сказка о козочке», вышедшая в Киеве в самый разгар Гражданской войны. Лисицкий выполнил для нее складную обложку, титульный лист и 11 иллюстраций-цинкографий. Сама же сказка представляет собой фрагмент Агады – сакральной книги иудеев. Сотрудничая с разными еврейскими издательствами, художник в тот период оформил семь детских книг.
В конце 1921 года Лисицкий уехал в командировку в Берлин. Здесь вместе с Ильей Эренбургом он начал издавать конструктивистский журнал «Вещь» (для которого целиком придумал оформление), где отводилось место разным видам искусства. На его страницах печатались стихи Есенина, Маяковского, Пастернака, Асеева. Работы Лисицкого «утверждали новую эстетику конструктивно-активного освоения мира», писал уже в наши дни искусствовед Юрий Герчук.
Там же, в Берлине, Лисицкий проиллюстрировал книгу Ильи Эренбурга «6 повестей о легких концах». Вместе с Пикассо, Леже, Татлиным и Родченко он участвовал в оформлении следующей книги этого писателя – «А все-таки она вертится». В своих мемуарах «Люди, годы, жизнь» Илья Эренбург писал о Лисицком: «В жизни он был мягким, чрезвычайно добрым, порой наивным… А в искусстве он казался непреклонным математиком, вдохновлялся точностью, бредил трезвостью».
Начало 1920-х годов было временем наивысшей активности Лисицкого как книжного художника и дизайнера. В столицу веймарской Германии приехало много русских писателей, художников и издателей, а в немецких типографиях нашлось все необходимое для экспериментов. Там, в Берлине, родилась книга «Маяковский для голоса», которую знатоки называют самым главным произведением Лисицкого – оформителя и конструктора. Издание оформлено как телефонный справочник – с регистром-лесенкой, позволяющим отыскивать нужное стихотворение. «Книга была торжеством типографики – искусства оформления произведений печати средствами набора и верстки. Да и сам этот термин, столь популярный сейчас, обязан своим рождением Лазарю Лисицкому», – отмечает Евгений Немировский.
Вернувшись на родину в 1925 году, Лисицкий постепенно отходит от непосредственной работы с книгами. Но интересно, что его архитектурные работы тех лет тоже связаны со словом: он спроектировал павильон Всесоюзной полиграфической выставки и здание типографии журнала «Огонек» на Самотеке.
Начиная с середины 1920-х он все больше работает как плакатист и график в технике фотомонтажа. Этот жанр оказался востребован, когда в СССР потеряло актуальность беспредметное искусство, а для агитации потребовалась реалистическая изобразительность. Именно в этой манере Лазарь Маркович сделал в 1928 году обложку книги своего соратника по конструктивизму Ильи Сельвинского «Записки поэта». Лисицкий выполнил много фотомонтажей для журнала «СССР на стройке». Он предназначался прежде всего для зарубежного читателя, и поэтому определенные художественные вольности здесь допускались. Каждый номер блистал великолепной выдумкой: яркий авангардист сумел проявить себя и в рамках «большого стиля».
Умер Лисицкий в декабре 1941 года, в разгар битвы за Москву. Последней его опубликованной работой стал военный плакат «Давайте побольше танков!».