Эта книга написана в таком жанре литературоведения, который я для себя давно определил как «скерцо вокруг текста». Для полноты метафоры можно еще добавить, что это скерцо исполняется пиццикато струнных. Что я имею в виду: авторы книги М.А. Дзюбенко и О.А. Лекманов выбрали гениальный рассказ Бунина «Чистый понедельник», для того чтобы на его примере показать, из чего соткано чудо искусства, из каких мелочей, деталей, подтекстов, арочных смыслов, аллюзий. Фактически рискнули «поверить алгеброй гармонию». Рискнули и в итоге пьют пенистое шампанское литературоведческого успеха.

Можно бесконечно рассуждать о текстологической наблюдательности авторов, об основательности проделанной ими работы, об удачных и метких изыскательских наблюдениях, но главное не это. Главное – что из последовательных и очень подробных комментариев великого рассказа Бунина действительно получилась отдельная книга, весьма увлекательная для тех, кто любит историю нашей страны и литературы. Помимо остроумных замечаний и дерзновенных попыток вникнуть во всю полноту бунинского замысла, в книгу включены фотографии, буквально пошагово иллюстрирующие прихотливые пути героев по страницам рассказа. Благодаря этому перед читателем предстает картина ушедшей и существующей только в памяти Бунина Москвы. В этом одна из многочисленных семантических пружин рассказа, как отмечают исследователи. Бунин описывает в основном те здания, которые были практически стерты с лица города при советской реконструкции Москвы.

Очень тонки наблюдения авторов за религиозным подтекстом рассказа, особенно в части выбора Буниным названия:

«Чистый понедельник – нецерковное название первого дня Великого Пасхального поста. Почему Б. назвал свой рассказ так, хотя на Чистый понедельник приходится действие лишь небольшой, пусть и важной его части? Вероятно, потому, что именно этим днем отмечен крутой перелом от масленичного веселья к суровому стоицизму поста. Ср. с репликой персонажа из одноименного с бунинского рассказа “Чистый понедельник” (1933), автором которого был младший современник Б. – И.С. Шмелев: “Тяжело тоже переламываться, теперь все строго, пост”… Далее мы увидим, что ситуация резкого перелома не просто многократно повторяется в ЧПн, а очень многое организует в этом рассказе».

Думается, что в эпоху, когда интерес к чтению, особенно к чтению фундаментальному, стремительно падает, именно в таком литературоведении есть особый смысл. Ведь именно оно как проводит мостик к высокому художественному смыслу читателю непросвещенному, так и позволяет интеллектуалу насладиться красотой исследовательского замысла. Известно, что Иван Алексеевич Бунин был человеком непростого характера, но думается, что такое интересное исследование своего творчества он бы одобрил.