Что не грозит большинству из нас? «Если вы не привиделись в горячечном сновидении богам, если красота ваша не тревожит созвездия»… Исключительность подразумевает исключенность. Впрочем, «большинство из нас губит себя самостоятельно». Структурно и интонационно не выделенная, небольшая преамбула «Раз: очарование» не столько задает тон, сколько является своеобразным подбором, настройкой слегка расстроенного инструмента (все же то, что сейчас перед нами, скорее зарисовки мастера, проба крошащегося грифеля). В сборник вошли десять историй, основанных на сюжетах классических сказок. Исключительность персонажей во многом определена контекстом выбранной сказки, тогда как в их исключенности так много самого обычного, даже обыденного.

В спорной обработке Каннингема с детства знакомые сказки получают намеренно диссонансное звучание. Выбранный автором тон развязен, в канву навязчиво, но аккуратно вставлены нотки непристойности. Форма единообразна, стилистически выдержана и отчасти поэтому чуть скучновата. Хотя графика японки Юко Симидзу, которую без ложного преувеличения можно назвать соавтором книги, существует как бы параллельно и сама по себе, так что нельзя полностью исключить, что при ее создании художница была мало знакома с текстами, складывается впечатление, что Каннингем, подобно многим своим коллегам, делает шаг навстречу комиксу.

В общем-то, сказочная жизнь мало чем отличается от обычной. Вот «жена великана»: «волосы жиденькие, халат засаленный̆. Такая же запущенная и изможденная, как мать Джека, разве что ростом в пятьдесят футов». Сказочные парадоксы балансируют на грани насмешки, и даже, без раздумий, нарушают ее: «обаяние юного вора, который обокрал тебя и свалил с твоего облака, тоже немалого стоит. <…> Можно полюбить его жадность и нарциссизм…» Что начинается, когда сказка заканчивается? Если вы хотите рассказать об этом, ваш ответ, сколь бы он ни был азартен в своем полемическом запале, ожидаем.