Первым делом глаз цепляется за имя — Петроний Гай. И тут же одолевают вопросы: в какое время жил? на каком языке писал? Должно быть, на высокой латыни… Примерно так рассуждают те, кто впервые сталкивается с писателем Аматуни. И очень удивляются, когда узнают, что сочинял Петроний Гай по-русски, а жил и работал в Ростове-на-Дону — городе, в котором на протяжении многих лет соседствуют русские, украинцы, армяне, евреи, греки…

Гаем звали отца, армянина по национальности, потомка древнего княжеского рода; «аматуни́» (с ударением на последний слог) в переводе означает «министр» или «придворный». Мать была из местных, казачка. Детство писателя прошло в Армении, но творческая судьба неразрывно связана с Ростовом, где вышли почти все его книги.

Аматуни был автором провинциальным, в Москве таких не слишком жаловали, однако славы ему хватало и в Ростове, где он считался знаменитостью и слыл уважаемым человеком, чья популярность в 1950-1960-е годы выходила далеко за пределы родного города.

Его называли сказочником, фантастом, но это была скорее жанровая атрибуция; по духу и сути Аматуни был прежде всего романтиком. В юности романтический настрой привел его в авиацию, в зрелые годы — в литературу. Сначала он писал о летчиках, потом — о чудесах, которые сулило развитие науки.

Такими чудесами до отказа наполнены его фантастические сказки, большая часть которых вошла в первый том собрания сочинений. Открывается он самой известной сказочной повестью Аматуни — «Чао — победитель волшебников». Вполне в духе шестидесятнических умонастроений традиционные сказочные персонажи вроде Бабы-Яги, Кащея Бессмертного и Змея Горыныча терпят здесь сокрушительное фиаско перед научно-техническим прогрессом в лице симпатичного робота Чао. По нынешним временам сюжетные коллизии аматуниевских сказок могут вызвать снисходительную улыбку, однако добродушие автора, здоровое чувство юмора и причудливая фантазия восхищают и очаровывают, как прежде.

На стыке фантастики и сказки находятся и другие произведения Аматуни: «Королевство Восемью Восемь», «Почти невероятные приключения в Артеке» и «Космическая «горошина»», согласно авторскому определению, «повесть столь же фантастическая, сколь и сказочная».

Трилогия «Гаяна» — еще один «бестселлер» Аматуни, поместившийся в третьем томе собрания, ближе к традиционной фантастике, и адресован не детям, а, скорее, юношеству. Писатель ведет нас на таинственный остров Пито-Као, остров Статуй, где потерпел крушение инопланетный космический корабль с пришельцами на борту. Трилогия устарела в деталях, преимущественно технических, однако интригующая атмосфера встречи с высокоразвитой чужой цивилизацией и головокружительная стремительность действия позволяют надеяться, что и в XXI веке подростки прочтут «Гаяну» «на ура».

Особняком стоит повесть «из жизни древних египтян» «Если б заговорил сфинкс» (она вошла во второй том); как признается сам автор, это «историческая фантастика». Как бы там ни было, радует уже то, что после почти сорокалетнего перерыва повесть «Если б заговорил сфинкс» наконец переиздана. Было очень обидно, что эта, без сомнения, увлекательная и познавательная книга совершенно забыта, и теперь стоит от души поблагодарить издательство «Терра — Книжный клуб», решившее напомнить читателям не только о ней, но и о других произведениях Петрония Гая Аматуни.