Не «книга ужаса», а «шоу монстров», не просто «история хоррора в кино», а «культурологическая история хоррора». От сохранения авторского названия и подзаголовка в буквальном переводе книга только выиграла бы и уж, во всяком случае, была бы точно адресована тем читателям, которые умеют не только потреблять, но и осмысливать явления культуры. Ее автор Дэвид Дж. Скал известен несколькими исследованиями по истории ужасов в кино. В «Книге ужаса» (будем уж называть так) под одной обложкой собраны темы его предыдущих книг.

Автор уже почти тридцать лет исследует свою тему и приходит к выводу: «Можно сказать, что история хоррора представляет собой упрощенную и замкнутую на себя локальную версию «прогресса» — в том смысле, как древние кошмары и чудовища эксплуатировались разными направлениями искусства двадцатого столетия. По мере роста кинобюджетов все громче и выразительнее раздавались вопли ужаса, на службу новым технологиям страха ставились все новые и новые возможности». Но производство и предложение «ужасных» произведений — это только одна сторона дела. Не менее интересно автору было знать, почему массовый зритель просит все новых и новых произведений подобного жанра — «это ведь не просто попытка уйти от реального мира — негативная, садистская и мелодраматичная…» Дэвид Дж. Скал находит аналогии образных приемов, применяемых в разных картинах, с символическими знаками реальности. Например, в шарканье живого мертвеца из «Белого зомби» ему слышится отзвук очередей, медленно ползущих к раздаче бесплатного супа. Но он не чужд и свободных гипотетических обобщений: «Псевдодружественные отношения с ужасным укрепляют наше отчуждение от внешних условий жизни и делают нас менее способными воспринимать реальную действительность, а значит, на какое-то время создают иллюзию независимости от нее».