Князь Андрей Михайлович Волконский (1933–2008) «был не только композитором. Он был дирижером, клавесинистом, пианистом, музыкальным мыслителем, философом». Отец знаменитого ансамбля «Мадригал», автор нескольких блестящих сочинений: «Странствующий концерт», «Жалобы Щазы», «Was noch lebt», «Immobile» и других – с каждым годом все более усложняющихся музыкальных произведений.

«Партитура жизни» – не что иное, как книга интервью, данных знаменитым потомком рода Волконских незадолго до своей кончины.

О чем идет речь? В общем-то, обо всем. Волконский рассуждает о жизни, эмиграции (в детстве после швейцарской школы родители забрали Андрея и вернулись в СССР, и не менее вынужденной эмиграции уже во взрослом возрасте, когда Волконский по состоянию здоровья принял решение уехать). Говорит он и о себе, своем времени, России, советской власти, культуре в частности, и искусстве в целом. Просто отзывается о княжеском титуле: «Я ничего не могу сделать – я остаюсь князем, но не в смысле самоощущения. Даже Николай I не смог отнять титул у моего прадеда, когда того сослали. Титул нельзя отнять». Иными словами, Волконский предстает перед читателем незаурядным собеседником широких взглядов и глубоких познаний.

Но более увлеченно князь рассуждает, разумеется, о музыке. «Для меня очень важны два принципа: принцип экономии, который означает, что не должно быть ничего лишнего, и принцип вариаций, который, по-моему, является универсальным и относится не только к европейской музыке, но и к другим культурам». И дальше: «Моя композиторская натура всегда тяготела к полифонии».

Конечно, книга, и это ее минус, изобилует музыкальной терминологией, но подобное неизбежно, ведь Волконский профессионал в своей области.

Еще один недостаток сборника – местами плохо обработанный материал. Поэтому рассуждения князя вышли частично невнятными и плохо структурированными; как и в разговорной речи, интервьюируемый часто перескакивает с одного предмета беседы на другой, и все в рамках единого абзаца. Впрочем, все увлекает читателя.