Как и на Красноярской ярмарке книжной культуры в ноябре 2011 года, одним из самых любопытных событий «non/fictioN13» стала презентация книги Оксаны Дворниченко «Москва. Кремль. Шостаковичу», повествующая о пожизненном депутатстве знаменитого музыканта и композитора.

В сборник вошли письма, адресованные Шостаковичу, его эпистолярные ответы на просьбы, редкие фотографии, автографы на нотных листах и копии раритетных документов. «Лично для меня смысл этой книги в трансформации мифа об Орфее, его путешествии по царству скорби. Ведь в какой-то момент Шостакович оказался в море человеческих бед. Люди писали ему невероятные письма – это был крик отчаянья, боли, но одновременно мольба о помощи. И важно то, что отвечал на эти послания не секретарь Шостаковича, а сам Дмитрий Дмитриевич. Однако надо понимать и то, что Шостакович получал не одно-два письма в месяц, а тысячи ежегодно в течение многих десятилетий (и тогда не было компьютеров!). На фоне этой переписки проходила его жизнь: он сочинял музыку, ездил на премьеры, говорил об искусстве и т.д. Полученные письма не только прочитаны, но испещрены пометками о том, кому позвонить, чтобы разобраться с вопросом, к кому обратиться, чтобы решить проблему. Его депутатство было не просто моментом биографии, но очень важным делом, прежде всего для него самого. Шостакович, несмотря на игру в демократию в Советском Союзе, был депутатом не понарошку, по-настоящему», – отметила Оксана Дворниченко.

Впервые Дмитрий Дмитриевич Шостакович был избран депутатом в Верховный Совет РСФСР в 1947 году. С этого момента началась его многолетняя работа, прервавшаяся лишь в 1975 году его смертью. «Казалось бы, депутатская переписка Шостаковича, – замечает автор книги Оксана Дворниченко, – не имеет отношения к музыке. Однако она – контекст творчества композитора, контекст его жизни».

Так о чем же писали музыканту и композитору Шостаковичу простые труженики, колхозницы и деятели культуры? Как водится, обо всем. От по-хармсовски абсурдных писем о том, что Шостакович в срочном порядке должен бросить все свои силы на поиски расхищенных труб и батарей до душераздирающих жалоб, вроде: «Я Зотов А.Д., 8 марта 1943 года был ранен под Ст. Руссой и остался без ноги. Инвалид III группы. Живу в сельской местности, работаю в с.х “Зинявский”. Транспорта у нас нет никакого, и я без ноги на костылях хожу на работу 3-4 км ежедневно в один конец. От перегрузки у меня стала болеть и другая нога. И я, чтобы не остаться совсем безногим инвалидом, вынужден был просить в Горьковском обл. собесе тележку Серпуховского завода. Медкомиссия мне в тележке прошлый год отказала. Врачи заявили, что у меня “длинная култышка” и мне тележка не положена. Как будто длина култышки играет какую-то роль. Наоборот, она длиннее, ее таскать тяжелее, а ходить на ней все равно нельзя. <…> Прошу Вас мне помочь. Зотов». И стоит ли говорить о том, что Шостакович старался поддержать своих соотечественников, как умел. Одному выбивал мотоцикл (проситель ожидал его уже 15-й год), другому добывал пособие по инвалидности, третьему просто писал утешительные советы. Впрочем, нередко и самому Шостаковичу нужна была помощь. Так, однажды, благодаря заступничеству, ему выдали ткань на пошив прохудившегося пальто, и депутат смог уладить наконец-то и свои дела.

Но как бы там ни было, Шостакович по-настоящему много сделал для своих адресатов, ведь работал он изо дня в день, на протяжении нескольких десятилетий, сочетая депутатские хлопоты с сочинением гениальной музыки!