Книга челябинской писательницы и драматурга Анастасии Малейко о том, какой счастливой и гармоничной может быть жизнь, если научиться воспринимать ее без обид и претензий. У пятнадцатилетней Лины Коваль, на первый взгляд, все далеко не радужно. Отец давно бросил их с мамой, у него своя семья. У мамы роман с художником, и время, которое она проводила с дочерью, теперь отдано ему. В классе дразнят, мальчик, который нравится, ухаживает за другой… Весь этот традиционный набор подростковых проблем, о которых обычно пишут трагично и напряженно, в этой книге описан без ожидаемого надрыва. Вовсе не легковесно или поверхностно, а как-то без нажима, глубоко и тонко. Акварельно. Человеку, который умеет разговаривать с деревьями, ветром, старыми вещами, как Лина, легче пережить всякие жизненные неприятности. «Я вижу в вещах больше, чем лежит на поверхности… В любой вещи, даже самой маленькой, типа пуговицы, есть душа. Просто многие души, как и люди, спят, и только самые смелые все видят и чувствуют. Они окликают нас, причем довольно громко. Я, по крайней мере, всегда слышу». Поэтическое восприятие мира, философская созерцательность делают Лину снисходительнее к слабостям людей и помогают воспринимать мир гармонично. Эстетическую ценность книге придают изящные иллюстрации Евгении Двоскиной, рисунки которой мы так любили в старой, еще не «пожелтевшей» «Комсомольской правде»…
Автобиографическая книга Марьяны Козыревой тоже написана от лица девочки, чье детство пришлось на времена суровые и противоречивые: 1930–1940-е годы. Сразу и не поймешь, чей же это рассказ: восьмилетней Вики, чирикающей с детской непосредственностью об аресте родителей, поисках шпионов, а попутно о веселых играх и проделках с друзьями, о дружной своей семье. Или ее же, повзрослевшей, со спокойным презрением и горьким отвращением пишущей о том, как любимая пионервожатая донесла на отца, директора совхоза, и весь дружный доселе коллектив голосовал за расстрел «изменника и шпиона». Эта книга выделяется «лица необщим выраженьем» среди других книг на тему «детство и репрессии», «детство и война» (вторая повесть в книге – о жизни в эвакуации в Узбекистане). В ней нет перевеса черного над белым, в ней много света – детская память сохраняет и горе, и счастье. И еще она очень познавательная, ведь память автора сохранила на удивление много выразительных, броских деталей тех лет. Правда, современному школьнику они малопонятны, но на каждой странице емкие и исчерпывающие сноски. Война в Испании, троцкисты, конструктивизм… Такие вот две отличные книги о двух эпохах истории России. Два таких разных детства…