«Как мы становимся тем, что мы есть», – так Арман Мари Леруа обозначает главную проблему своей книги. Что позволяет «одной-единственной клетке, погруженной в темные закоулки чрева, стать эмбрионом, плодом, ребенком и, наконец, взрослым», – задается автор вопросом. И тут же дает на него, вроде бы, вполне очевидный и напрашивающийся сам собою ответ: «Наши тела – и я без колебаний добавляю, наши души – являются продуктами наших генов». А далее все сложнее – язык генов нам в основном недоступен. И чтобы разобраться в нем, Леруа предлагает обратить внимание на мутантов среди людей. На тех, кого неполиткорректно называют «уродами». Этих уродств человеческого тела масса. Тема абсолютно неаппетитная, даже отталкивающая, но от этого не становящаяся менее интересной.

С давних пор уродства привлекали к себе внимание – как предмет досужего интереса ли, научного исследования ли, богословских ли рассуждений. Со временем отношение к уродам менялось – и Леруа это хорошо показывает. Изучение мутаций способствует лучшему пониманию законов развития человеческого организма. Почему у некоторых людей возникают мутации конечностей или ушей? Почему некоторые рождаются карликами, а другие – великанами? Что это: злая насмешка природы, трагическая случайность – или же в человеческих уродствах есть какая-то закономерность? «Для интерпретации значения мутаций потребуется использование обратной логики (контрлогики), которая для начала противоположна интуиции. Если мутация заставляет ребенка родиться без рук, то, хотя и есть соблазн сказать о гене «безрукости», такая мутация в действительности свидетельствует о гене, который помогает обеспечить наличие рук у большинства людей». Иными словами, мутации помогают ученым разобраться в том, что автор называет «генетической грамматикой». Или, во всяком случае, приблизиться к ее пониманию.