Гоголевские мотивы

Сергей Лушников живет в Томске, а родился на острове Ольхон. Эти места считаются священными — обиталищем грозных духов озера Байкал. Потом семья перебралась в поселок Чернышевск в Забайкалье.

Лушников пишет о себе в одном из очерков-травелогов: «Моя родина расположена между грядами сопок с одной стороны и реками Алеур и Куэнга с другой, за которыми — снова горы. До 30-х годов на этом месте был маленький разъезд Пашенная. С именем Кагановича, министра путей сообщения, связано строительство поселка, имя которого он и носил до 1957, когда стал Чернышевском. Население поселка сегодня составляет 12 тысяч человек, оно уменьшилось на две тысячи с 1968 года, когда я покинул поселок, поступив в политехнический техникум в Чите». У Сергея Валерьевича два сына и шестеро внуков, для которых он, собственно, и начал сочинять рассказы, байки и путевые заметки. Печатается в областных и районных газетах. В редакцию он прислал рассказ «Красные розы».

Российская действительность в нем узнаваема, но утешительного в ней маловато. Разве что детство героя да его родные места – самые светлые воспоминания, которые есть, наверное, у каждого.

Цветы, которые он дарил маме в детстве, пробуждают в памяти ароматы его чудесной родины – с охапками сиреневого багульника и листвянки, букетами марьиных кореньев, полевых цветов забайкальских сопок. Ты буквально физически ощущаешь эту красоту и осязаешь великолепное разнотравье. Эта картина настолько радостная, что хочется плакать от счастья.

Как и воспоминания героя о самом главном для него человеке – маме. Не знаю, задумывал ли так автор, или это произошло помимо его воли, но дальнейший рассказ представляется полным контрастом с зачином. Хотя автор нигде не говорит, что жизнь принесла разочарование, а многие детские и юношеские иллюзии были растеряны за годы жизни.

После любимой мамы он дарил цветы Марии Николаевне, бухгалтеру на его первой работе. Однажды она даже сама его об этом попросила, потому что муж никогда не дарит ей цветов. Видя, какой волшебный эффект производит на женщин самый непритязательный букетик, он твердо решил, что будет всегда делать им приятное. «Он видел, как менялись женские лица, как появлялись на них улыбки, оживали глаза…»

Букет на 60-летие мамы был с предысторией. Да еще какой! Герой приезжает в областной центр, от которого еще 300 км надо добираться до родного поселка. Покупает цветы, ловит попутку и оказывается в крепких объятиях этакого гоголевского семейства. Вспоминается и «Женитьба», и «Старосветские помещики», где тоска о ладной семейной жизни замешена на крепком здоровом теле, справном хозяйстве и допотопных представлениях о счастье. Водитель попутки с ходу предлагает герою взять в жены его дочку. Та в принципе не против. Из их цепких объятий после пышного застолья он еле вырвался — сбежал, подобно гоголевскому Подколёсину. Буквально без вещей, с одним букетом для мамы.

История следующего букета не менее примечательна: красные розы он подарил старушке, которая сдавала ему комнату в Питере. У той приближался юбилей, и она считала дни и мечтала о появлении единственного сына, который давно уже у нее не был. Герой решает подарить ей красивый букет и сказать, что это от её сына. Сын же не только не поблагодарил квартиранта своей матушки, а заподозрил, что тот хочет прибрать к рукам его законную жилплощадь.

Старую мать в итоге сын переселяет в тесную коммуналку, а благими намерениями, как водится, оказывается вымощена дорога в ад. Герой, пытаясь загладить свою невольную вину, дарит ей розы. Вот здесь бы (так и хочется подсказать автору) надо было придумать поворот сюжета, чтобы отомстить обидчику матери. Ну вот хоть как в фильме Аркадия Райкина «Волшебная сила искусства». Но в жизни чаще всего зло остается безнаказанным («Но есть, есть Божий суд!»), поэтому по большому счету — все верно.

А вот дальше следует история любви героя — поначалу почти сказочная, с охапками цветов каждый день любимой, а потом – обыденная, увядающая, как роза с опавшими лепестками. Образ вянущего цветка проходит через весь рассказ.

Последний букет наш герой кладет на могилу матери, куда он сбежал от своей опостылевшей жены, жизни и разочарований. Рефреном возвращается в конце рассказа мотив детства и материнской ласки: «Внезапно почувствовал нежное прикосновение к голове, поднял руку вверх и поймал ветку еще молодой листвянки, которая склонилась над памятником. Он поднялся, непрерывно глядя на фотографию, и машинально погладил рукой мягкие, нежные зеленые иголочки лесной красавицы, наклонившейся к нему».

Есть у автора в этом произведении и стилистические недоработки, и повторы, и другие огрехи стиля. Но нельзя не признать, что присутствует здесь и главное – искреннее чувство и живая непридуманная наша действительность.

Если почитать на сайте proza.ru путевые заметки Сергея Лушникова, то становится очевидным, что наблюдательность, въедливость, внимание к деталях и склонность к анализу составляют неплохие предпосылки к тому, чтобы его творчество развивалось. Хочется пожелать, чтобы вся эта столь тщательно и скрупулезно задокументированная им жизненная основа легла в будущем в основу большого художественного текста. Хотя и рассказ – несомненно супертрудный жанр, писать коротко гораздо сложнее, чем витиевато и длинно.

Текст: Мария Галина, «Читаем вместе», апрель 2022 года.