Кое-кого может отпугнуть вынесенное на обложку – «Подлинная история…» Можно ли объять на трех сотнях страниц подлинную историю во всей совокупности? Да и насчет подлинности: а судьи кто? Кого-то может раздражать разговорно-публицистическая манера рассказчика, ведущего речь о событиях почти столетней давности от первого лица. Но надо признать, Армену Гаспаряну все-таки удалось найти некую ноту, на которой его рассказ о Гражданской войне в России воспринимается не как истина в последней инстанции, а как попытка по возможности объективно посмотреть на события, которые по прошествии без малого века продолжают делить нацию на красных и белых.