Вадим Чекунов стал популярным сразу же после выхода первой книги «Кирза». Кто-то ее хвалил, кто-то ругал. Но в любом случае ее заметили и не пропустили. Естественно, теперь не останется незаметной и его вторая книга – «Шанхай. Любовь подонка». И надо заметить, что это внимание будет совсем не лишним. Книга удалась. Правда, название могло быть каким угодно. Шанхая в книге довольно мало. Живи автор в другом городе, можно было бы подставить его название. Впрочем, довольно точные наблюдения за повседневной жизнью простых китайцев в книге все же есть. Но при этом надо понимать, что наблюдает за ними европеец, который, похоже, не очень стремится разобраться во всех тонкостях местной философии, психологии и культуры. Ему бы для начала в себе и своих женщинах разобраться. А то получается, как в старой песне Виктора Луферова: «две женщины мне голову морочат. Одна из них до головокруженья, другая отпустить меня не хочет…»

Главный герой нового романа Чекунова преподает русский язык в одном из шанхайских университетов (как и сам автор). Но на этом, видимо, параллели и заканчиваются, поскольку у автора с семейной жизнью все в порядке, в отличие от его героя. И мы понимаем, что книга совсем не о Китае, это лишь милый, экзотичный, но все-таки фон. Главное в ней – человеческие отношения. Сложные, запутанные, отягощенные беспробудным пьянством и амбициями, помноженными на кризис возраста.

Герой книги жил на Каширке, пока там не прогремел взрыв 1999 года. Любимая женщина ушла, а он принял окончательное решение уехать из России и начать все заново. И поначалу ему это даже удалось. Он вновь начинает писать рассказы и даже публикует их. Более того, он влюбился в молодую симпатичную китаянку – студентку университета, в котором он преподавал. А потом вновь появилась жена, которую он так и не смог забыть. И его снова бросает в огонь страсти, но именно страсти, а не любви. Однако любовь берет свое. Он ненавидит себя и расстается с прежней возлюбленной. И тут его настигает новый удар судьбы, которая ничего не прощает. Он теряет возлюбленную. Навсегда. А вместе с ней и смысл дальнейшей жизни.