«Холмсиана – один из универсальных ключей к эпохе, которую на русском языке называют “историей Нового и Новейшего времени”, а на английском modernity, Modern Times». Рассуждая об имущественных правах XIX века, К. Кобрин приводит книгу Э. Л. Эриксон «Женщины и собственность в Англии раннего модерна». По-видимому, именно она наводит его на мысль дать броское название своему собственному сочинению и подчеркнуто оправдывать его. «Я пытаюсь проанализировать <…>отношение к деньгам и богатству, социальную роль женщин <…> рождение современного гуманитарного знания<…> речь пойдет о британском имперском, колониальном сознании того времени и о приложениях этого сознания…»
Сближение, пусть и прямолинейное, с текстами Конан Дойля делает изложение Кобрина привлекательным для тех, кто берет его книжку за имя Шерлока на обложке. Стилистический анализ носит нетотальный характер: разрозненные замечания по тому или иному поводу, привлекающему внимание автора; помарки и ошибки переводов. Порой, преследуя какое-нибудь слово, он проводит целое расследование. Иногда составляет обвинительный акт (как в случае со словом bohemian в «Скандале в Богемии»). Отслеживая параллели с «позднесоветским миром» собственного детства, который «был в какой-то степени похож на Викторианскую эпоху – иллюзорной устойчивостью, инерцией, ханжеством, надежной рутиной», пытается сблизить стилистику собственных воспоминаний со стилистикой рассказов о Холмсе. Нарушает хронологию, встраивая в текст современные гаджеты. Любит логические парадоксы. Объясняет «наличие <…> – быть может, избыточных – <…> сведений о британской истории и жизни» любовью к новой среде своего обитания. Путается в намерениях и становится дерзким там, где следует быть аккуратным и точным. Перед нами записная книжка, составленная из продуманных и мимолетных, иногда забавных, порой просто любопытных наблюдений.