Фольклор – достояние общенародное, авторских прав на его сюжеты и образы ни у кого нет. Представлять себе или изображать, скажем, Кощея или Василису Премудрую, Снегурочку или Соловья-Разбойника каждый может по-своему. Русские живописцы XIX и XX веков, советские книжные иллюстраторы и художники-мультипликаторы, а также кинематографисты оставили нам богатое наследие – зримые черты словесных персонажей древних сказаний. Созданные ими «портреты» былинных богатырей и сказочных героев стали классикой и надолго «закодировали» наше видение прошлого. А может быть, настало время переформатировать эти благородно застывшие или лирично прильнувшие к сознанию лики и фигуры? Или, может быть, они вообще не очень-то соотносятся с исторической правдой? Разве Васнецов собственными глазами видел Илью Муромца с Добрыней и Алешей? Разве сущность и внешность Бабы-Яги истинны только в комической интерпретации Георгия Милляра?

Своей книгой-альбомом «Сказки Старой Руси» художник Роман Папсуев очень смело прикоснулся к огромному, до сих пор казавшемуся незыблемым, культурному пласту. Он вывел на всеобщее обозрение образы древнерусского фольклора, осовременив их в духе компьютерных игр и косплей-баттлов. При этом он не просто «круто наваял» портреты старых героев и чудищ на новый лад, а раскрыл подоплеку каждого образа на основе собственного прочтения неадаптированных первоисточников. И пусть специалисты-фольклористы критикуют его за избыток отваги при явном недостатке глубины изучения. Пусть читатели и зрители, приверженцы прежних канонов, выразят недовольство излишним своеволием и подозрение в коммерциализации. Но нельзя же не искать новых путей в собственное прошлое! И гляньте в заголовок: «врать» – когда-то значило просто «говорить», отсюда «врач» – заговариватель хвори. Вот оно, новое-то о старом!