Нет цели, нет высшего смысла, миром правит случай, а в космических масштабах любая жизнь быстротечна и эфемерна. В том числе и существование человечества. «Мы не получим свыше ни воздаяния, ни второго шанса», – убежден Эдвард Уислон, один из столпов современной социобиологии. И ради чего тогда вся наша суета, если, как хорошо известно, срок существования биологического вида редко превышает полмиллиона лет?
Социобиология жестко ставит человека в один ряд с другими социальными видами, одновременно показывая, что наша социальность – не плод нашего изощренного разума, но всего лишь следствие нашего биологического устройства, длительной эволюции, занявшей сотни тысячелетий.
Уилсон добавил в социобиологию идею эусоциальности – явления весьма редкого из сотен тысяч изученных эволюционных линий. За последние 400 миллионов лет выявлено лишь 19 случаев эусоциальности: у некоторых видов насекомых, морских ракообразных, двух видов подземных грызунов (африканских голых землекопов), а также у человека. Признаки эусоциальности очевидны: совместное проживание нескольких поколений и воспитание молодняка в защищенном гнезде, альтруистическое поведение, вплоть до самопожертвования при обороне гнезда, разделение труда (хорошо, пусть обязанностей, если вас смущает слово «труд» применительно к муравьям). Все это способствует интеллектуальному развитию и эволюционному успеху – не случайно муравьи и термиты составляют половину биомассы всех насекомых, а люди смогли заселить практически все доступные для жизни территории.
Книга эта, однако, посвящена не столько эусоциальности, сколько поискам смысла бытия – проблеме, которую Уилсон стремится решить, не прибегая к метафизическим построениям. В конечном счете, человечество и каждый отдельный человек – всего лишь элемент всепроникающего континуума природы, точнее, системы континуумов – космического, химического, биологического. И в каждом из них «занимаем микроскопическое пространство». Исходя из этого, стоит задуматься о нашей уникальности, хрупкости и уязвимости. Ведь, как пишет Уилсон, мы «одни во Вселенной и совершенно свободны».