Кто такой Сталин? Конечно, диктатор. Это определение совершенно заслуженно, но оно никак не объясняет ни масштаба его личности, ни закономерности его появления в российской истории. Литература о Сталине чаще всего тенденциозна, а ее многочисленные авторы так или иначе ангажированы. Одни — сиюминутными политическими интересами. Другие — коммерческой эксплуатацией яркого «злодейского» образа. Третьи — своими личными переживаниями или воспоминаниями о семейных драмах, связанных с периодом сталинского правления, и так далее. Но для исторической памяти и, главное, для познания самих себя, своей природы и судьбы собственной государственности нам нужно другое.

Серьезную попытку объективного исследования предпринял Святослав Юрьевич Рыбас — писатель и общественный деятель, автор политических биографий «Столыпин», «Сталин. Судьба и стратегия», «Генерал Кутепов», а также исторических романов о Гражданской войне и Добровольческой армии. Он выпустил новую книгу о Сталине в серии «Жизнь замечательных людей», и она сразу же привлекла к себе острое массовое внимание — поначалу, разумеется, тоже ангажированное по политическим, семейным и коммерческим признакам. Но в некоторых оценках уже есть что-то от серьезного восприятия, чреватого даже публичной полемикой.

И это неудивительно. Ведь Святослав Рыбас в книге о Сталине постарался не просто реконструировать биографию своего героя. Он выдвинул теорию взаимосвязи разных периодов отечественного исторического процесса.

Главное обстоятельство, веками определявшее ход государственного строительства, — это климатические и почвенные особенности территории. Тяжелые природные условия и, как следствие, низкая производительность сельского хозяйства обусловили бедность населения средневековой России в сравнении с Европой и ограниченные материальные ресурсы ее власти. Поэтому создание русского сильного единого государства — это труднообъяснимый феномен. Он вовсе не имел бы места в истории, если бы свой важнейший ресурс страна не черпала в трагическом, сверхмерном напряжении многих поколений людей, перекрывая пропасть между потребностью государства в выживании и возможностями, которые дала природа. Поэтому власть в России всегда поддерживала внутри страны мобилизационный режим, при котором согласования интересов разных групп, элитарных или демократических, было непозволительной роскошью. Экономическая база на Западе все более благоприятствовала договорным отношениям, и они становились фундаментом общества, но в России такие отношения отодвинулись на неограниченное время. Ее скудные ресурсы отдавались исключительно в распоряжение высшего руководителя, а краеугольным камнем государственной идеологии стала идея жертвенного служения Отечеству. В религиозном отношении ей соответствовал православный догмат упования на любовь и милость Бога в противовес договорным отношениям с Ним, которые подразумеваются католическим и, еще более того, протестантским вероисповеданием.

«Можно ли назвать случайностью или проявлением злой воли великих князей, царей и императоров их многовековую борьбу с собственной политической элитой за укрепление единства государства? — пишет Святослав Рыбас в предисловии. — Нет, в истории бывают разного рода случайности, но длящейся тысячу лет случайности быть не может».

И еще он делает одно важное наблюдение: «Россия никогда не была единой в том смысле, что в ней существовало как бы три России: одна воевала с внешними врагами и администрировала, вторая кормила государство, а третья постоянно уходила от давления власти и бунтовала». Кем была персонально представлена каждая из трех — догадаться нетрудно, беря для примера любой век.

Автор книги вывел своего героя на авансцену во вполне предсказуемой и даже предопределенной исторической роли. «В начале ХХ века власть предприняла попытку сменить режим развития с мобилизационного на демократический, что привело страну к катастрофе гражданской войны и смуты. Монарх вместе с семьей был убит, политические элиты разгромлены, петербургское ядро — носитель имперской культуры — рассеяно. Казалось бы, дальше оставалось одно — распадение России на недолговечные территориальные образования. Но произошло невероятное: точно так же, как после смуты 1612 года, российское государство было восстановлено. Россия при Сталине в мобилизационном режиме произвела поразительную по результативности модернизацию, выдержала неимоверные тяготы Великой Отечественной войны и получила большие преимущества в послевоенном мире…»

Пусть только у будущих читателей книги не сложится о ней мнение как о безоговорочной апологии сталинской личности. Ничего подобного. В первой же главе автор приводит острую характеристику молодого Сталина, которую дал его будущий заклятый враг Троцкий: «Цель своей жизни он видел в низвержении сильных мира сего. Ненависть к ним была неизменно активнее в его душе, чем симпатия к угнетенным. Тюрьма, ссылка, жертвы, лишения не страшили его. Он умел смотреть опасности в глаза. В то же время он сам остро ощущал такие свои черты, как медленность интеллекта, отсутствие таланта, общая серость физического и нравственного облика. Его напряженное честолюбие было окрашено завистью и недоброжелательством. Его настойчивость шла рука об руку с мстительностью… Не увлекаясь среди увлекающихся, не воспламеняясь среди воспламеняющихся, но и быстро остывающих, он рано понял выгоды холодной выдержки, осторожности и особенно хитрости, которая у него незаметно переходила в коварство. Нужны были только особые исторические обстоятельства, чтобы эти по существу второстепенные качества получили первостепенное значение».

Удивительно верно подмечено о второстепенных качествах, случайно получивших первостепенное значение! А еще вернее было бы спроецировать это высказывание на нашу историческую память: что, если вдруг по досадной случайности или ленивому легкомыслию мы чаще всего помним именно второстепенное? И не хотим разбираться в жизненно для нас важном, спорить о нем, искать истину — хотя бы на примере Сталина? Ведь фактов собрано уже достаточно, и каждый читатель может сам оценить роль первого лица державы, который в течение тридцати лет был ее хозяйственным руководителем, верховным военным главнокомандующим, автором и главным исполнителем внутренних законов, вершителем внешней политики.