Конечно, идея о том, что дети самостоятельно могут создавать миры — сама по себе интересная. Но на бумаге она воплотилась Бертраном Феррье и Максимом Фонтеном более чем странно.

По мнению друзей-писателей, существует некая вселенная Маллемир, которая распадается (не без стараний королевы Темного мира Тенебрии), а несколько (как водится, избранных) детей призваны провидением не допустить это разрушение. Все дети могут «страннодельничать» (нужно отметить, что перевод книги потрясает своей неаккуратностью и стилистической неточностью), попросту создавать волшебные вещи (вроде оживших автоматов — распределителей арахисовых орешков, а также другие невнятные штуки) и самостоятельные миры. Последние в свою очередь тоже разнообразны. Есть тут Мир животных, населенный различными существами. Львы-пастухи, «паукообразные животные», буйволы с хромированными рогами, орлы-комментаторы и другие создания стали его неотъемлемой частью. Кстати, этим миром занимается главная героиня Эзоа (впрочем, теперь она околдована Тенебрией и творит хаос). Есть также Мир игрушек, Дырявый мир, Растительный мир, Мир законов, Перевернутый мир и Мир повторения (в последнем вы никогда точно не знаете, где находитесь: на очередном витке или же в точке отправления) — все они в совокупности и составляют Маллемир. За каждым миром закреплен свой Призванный, который и должен восстановить его изнутри. Однако почти все они околдованы Тенебрией, но, разумеется, не надолго.

К сожалению, как бы издателям ни хотелось продать Тенебрию (сейчас речь идет о ее последней части «проекта Люка Бессона») как новую «Алису в Стране чудес», сочинение Ферррье и Фонтена уступает сказке Льюиса Кэрролла. Ибо в основе своей нелогично.