Едва ли найдется большое историческое событие столь мифологизированное, как Вторая мировая война. Причем речь идет о мифах разнородных, разнонаправленных. Ведь миф это не обязательно ложь, тем более ложь злонамеренная. Возвеличивающие мифы соседствуют с мифами принижающими и уничтожающими. Разобраться в этом скопище мифов об одной из самых трагических и великих страниц нашей истории пытается Владимир Мединский.

Депутат Государственной Думы, профессор МГИМО Владимир Мединский приобрел известность во многом именно как борец против мифов, окутывающих нашу страну и наш народ. Он уже выпускал книги, направленные против мифов о повальном русском пьянстве, об извечной русской лени, о прочих стереотипах и ярлыках, которые так любят навешивать на российский народ не только «доброжелатели» извне, но и мы сами.

Владимир Мединский сразу признается: о войне он писать не собирался: «С одной стороны, тема неподъемная, страшно даже подойти. С другой – не хотелось затрагивать болезненные вопросы самого недавнего прошлого. Не хотелось быть обвиненным в излишней пристрастности». Но написать о мифах, окруживших период с 1939 по 1945 год, все-таки пришлось. «Скоро 70-летие начала Великой Отечественной, – объясняет свое решение автор. – Нужно быть очень наивным человеком, чтобы не предугадать: черные мифы о войне будут снова выплеснуты нам на головы. Хочется упредить – и, начав работу над этим томом, я гнал ее, как только мог».

И надо заметить, эта скорость наложила свой отпечаток на книгу. Равно как и некоторая горячность, с какой автор взялся за дело. Очевидно, что упомянутых им «обвинений в излишней пристрастности» Мединскому не избежать. Да, он пристрастен и вполне понятно пристрастен. Не приходилось ли вам, уважаемый читатель, выслушивать от заезжих иностранцев недоуменное и поучающее: «И что это вы постоянно вспоминаете про войну? Сейчас совсем другой мир – и надо думать о настоящем и будущем, а не о прошлом! Да нашим детям уже все равно – кто и против кого воевал в прошлом веке!» Или хуже того – слышать нечто в этом же духе от соотечественников. Какая уж тут может быть беспристрастность! А кинематограф, формирующий массовое «знание» о войне, – это же вообще отдельная тема. И молодец автор, что он за нее взялся.

Тонкое место – а где тонко, там и рвется – в книге – это ее публицистический характер. Он вполне объясним. Ведь книга несет в себе полемический заряд, она спорит, опровергает, пытается доказать. И получается, что в этом ее сила. Ведь те, с кем спорит автор, тоже выступают чаще всего в публицистическом ключе. А значит, с распространителями мифов надо бороться их собственным оружием.

Так-то оно так, однако, такой спор – публицистический – рождает четкое ощущение присутствия на телевизионном ток-шоу, где оппоненты-спорщики берут друг друга на голос. Спору нет, бороться за историю надо. За что Владимиру Мединскому большое спасибо – он делает это от души и убедительно. И все-таки решающее слово должна говорить не пропаганда, не агитация, не публицистика, а историческая наука, спокойно, без надрыва и красивостей, расставляющая все по местам и показывающая, что существуют различные точки зрения на те или иные проблемы.

Любое историческое событие – феномен сложный, разглядывать который с одной только точки зрения не совсем верно. Что уж тут говорить о таком явлении, каким была Вторая мировая война, вовлекшая в свою кровавую орбиту миллиарды людей со всех населенных частей света. Война, где столкнулись и сплелись настолько разные интересы, что прежде о таком и помыслить было невозможно.

Великая Отечественная началась в 1941 году. Но то, что автор начинает свою книгу даже не с 1939 года (как заявлено в заглавии), а с более раннего времени – вполне логично и оправданно. Грозные тучи, предвещавшие мировую бурю, появились на международном горизонте задолго до того, как германские войска вторглись в Польшу. Была война в Испании, пылал конфликт на Дальнем Востоке, Запад сдавал нацистам Чехословакию, Молотов и Риббентроп подписывали пакт… Этот пакт до сих пор настоящий инкубатор для мифов – антироссийских и просталинских, антизападных и антифашистских, каких угодно. Нашей стране кололи и будут колоть глаза этим договором о ненападении, навешивая все мыслимые и немыслимые грехи и требуя материальной компенсации за оккупацию. Что это было: «сговор тоталитарных хищников» или вполне прагматичная политика? А первые дни и месяцы Великой Отечественной? Кто виноват в трагедии 41-го? И наша Победа – неужели правы те, кто говорит, что она была напрасной?!

Владимир Мединский совсем не похож на тех авторов, которые склонны выгораживать одну сторону. В результате его рассуждения при всей полемичности получаются отнюдь не плоскими агитками, а как минимум попытками воссоздать объемную историческую картину. «Я действительно считаю, – пишет он, – что вина за провал в начале войны – на Сталине. В той же степени, в которой Победа в той войне – его заслуга. В политической системе, которую он создал в СССР, на нем лежала личная ответственность ЗА ВСЕ». Не согласны? Тогда цитата из аннотации к книге: «Читайте. Думайте. Спорьте».