Великим человеком нужно восторгаться, хотя бы по той простой причине, что без должного восхищения он просто не сможет творить. Тонкая натура и сложный струнный ансамбль его души, который нужно отладить до идеального состояния, постоянно нуждаются в подпитке восхищением или хотя бы словами поддержки и тихим домашним уютом.
Дабы окружить гениев заботой и любовью, многие их верные спутники и спутницы шли на самые тяжелые и неописуемые жертвы, посвящая свою жизнь служению его эго и созданию благоприятной атмосферы, которая никак не мешала бы ваянию шедевров. Пожалуй, лучше всего это описано Михаилом Булгаковым в романе «Мастер и Маргарита», где главная героиня готова была пожертвовать не только собственным достоинством и статусом, но и жизнью ради творческого спокойствия возлюбленного. В истории было много настоящих «булгаковских» Маргарит, однако среди избранников великих писателей особенно ярко выделяется вторая жена Федора Михайловича Достоевского Анна Григорьевна.
Достоевская, урожденная Сниткина, была на двадцать пять лет младше мужа. Родившись в 1846 году в Санкт-Петербурге, она и представить не могла, что однажды, в далеком 1866 году, ее порекомендуют в стенографистки к самому Федору Михайловичу, дабы помочь ему закончить роман «Идиот», который необходимо было сдать в крайне сжатые сроки. Начиная с этого времени и до самой кончины великого русского писателя в 1881 году Анна останется при нем, родит ему четырех детей и будет вести все его дела.
Однако знаменита она не только этим. Оставшись вдовой всего в тридцать лет, она и после смерти мужа продолжала вести его дела. Именно благодаря ее стараниям был собран весь корпус сочинений великого писателя и сохранена большая часть личных вещей Достоевского, переданных ею на хранение в Исторический музей в Москве, а ныне выставленных в экспозиции в музее-квартире Достоевского.
Помимо этого, Анна Достоевская совершила и еще одно грандиозное дело, по монументальности сравнимое с творчеством многих писателей. Анна Григорьевна вела дневник. Конечно, мода на запись повседневных дел и мыслей в те годы была в самом разгаре, чему свидетельствует огромное множество дневниковых записей людей самых разных мастей и возрастов. Но Достоевская вела совершенно иную запись, именно поэтому ее назвали одной из первых российских мемуаристок.
Книга, в которой Достоевская описала жизнь со своим мужем, запечатлела его портрет максимально полно и скрупулезно на протяжении всей совместной жизни, получила название «Воспоминания. 1846–1917» и подзаголовок «Солнце моей жизни – Федор Михайлович Достоевский». Мемуары Анны Григорьевны уже выходили в печатном виде в России. Однако ввиду жесткой цензуры и утери различных материалов во время выпуска российский читатель еще никогда не видел эту книгу полностью. Теперь же произведение было переработано, отшлифовано и представлено перед публикой в наиболее полном варианте из тех, что когда-либо были опубликованы. Кроме самих воспоминаний, в книгу также вошли избранные письма, хроника жизни Достоевской и семейные фотографии.
Воспоминания Достоевской – это уникальный мемориальный артефакт, служащий не только одним из самых важных источников знаний для специалистов по творчеству великого писателя, но и символом и ориентиром для всех людей, отражающим светлые и бескорыстные отношения, пропитанные любовью и взаимопониманием, которое чувствуется между людьми даже на расстоянии вот уже полутора веков. «Мечта сделаться спутницей его жизни, разделить его труды, облегчить его жизнь, дать ему счастье – овладела моим воображением, и Федор Михайлович стал моим богом, моим кумиром, и я, кажется, готова была всю жизнь стоять пред ним на коленях. Но все это были высокие чувства…» – пишет в одном из своих ранних воспоминаний Анна Григорьевна. «Ты единственная из женщин, которая поняла меня!» – отвечает ей и сам писатель много лет спустя.
Помимо искренней истории любви, примечательно новое издание и еще одним фактом. В него вошли ранее не печатавшиеся главы, в которых описывается жизнь Достоевской после кончины мужа. Не секрет, что до развала империи Анна Григорьевна многое сделала во благо книгопечатания в России, разбиралась в таких материях, которые неподвластны были многим современным ей распространителям и популяризаторам литературы, и долгое время самостоятельно вела дела по изданию творчества мужа. Ее записи служат уникальным свидетельством всего процесса этого нелегкого бизнеса в России периода заката империи.
Мемуары Анны Григорьевны Достоевской сложно назвать легким чтением. Но все же они стоят того, чтобы однажды сесть за них и погрузиться в атмосферу семейной идиллии, царившей в жизни великого русского писателя и сильной женщины, заслуга которой в поддержании как духовной, так и внешней атмосферы в доме писателя. И эта работа далась ей путем тяжелейших душевных страданий и остается одним из самых главных исторических примеров самопожертвования во имя любви и творчества.