Если вы еще верите в революцию, то вот вам ответ – нет в революции ничего, кроме лжи, крови, напрасных жертв и обманутых надежд. Даже в самом фантастическом из всех фантастических миров, в мире Бас-Лага, созданном изощренной фантазией Мьевиля, это так. Чайна Мьевиль, марксист, записной левак и член Социалистической рабочей партии Великобритании, и Маркса читал, и Ленина, и Троцкого, и историю рабочего движения за последние два века знает неплохо. И ответственно заявляет: ничего у вас, господа радикалы, не выйдет. Обманут, используют в своих целях, вытрут ноги – и в лучшем случае останетесь вы в памяти народной, дай бог, не ворами и разбойниками.

«Железный Совет» – это книга о тщете всех революций, о благих намерениях, которыми вымощена дорога в ад (пусть даже мир Бас-Лага порой смахивает на его преддверие), и о том, как прекрасные порывы вашей души используют циничные и безжалостные люди в своих личных целях. О том, что мир двигают вперед крутые бизнесмены и беспринципные политиканы, а идеалисты – они в лучшем случае дают надежду.

«Железный Совет» – это книга о надежде, которая может завести вас совсем не туда, замарать кровью и посмеяться потом над вашими мечтами. Как на Земле, так и в Нью-Кробюзоне.

В названии – хитрая игра слов. По-английски книга называется The Iron Council – буквально «Железный Совет», но всякий левый, в особенности – марксист, понимает, что читать это слово надо именно по-русски, soviet, потому что Железный Совет в книге и оказывается в конечном счете советом трудящихся-железнодорожников – оттого и «железный». Тут мы, конечно, немного испортили вам удовольствие от чтения – добрую половину книги этот самый Железный Совет остается тайной для читателя, да и в большой мере легендой для героев книги. А для начала мы погружаемся в суматошную жизнь космополитичного Нью-Кробюзона, города людей, самых причудливых существ – ксениев и монстров, города железа, угля и пара (ну и чуть-чуть электричества), города магии и политики… Город этот буквально беременен революцией – забастовки и демонстрации, стихийные собрания, листовки, надписи и граффити на стенах. Силы безопасности – милиция – не дремлют и не стесняются в средствах, инакомыслящих и преступников хватают и превращают в «переделанных», соединяя посредством магии людей с механизмами или частями других существ, превращая в монстров, предназначенных для тяжелой работы. А между тем благополучию Нью-Кробюзона грозит и загадочная держава Теш, назревает большая война, которая, впрочем, идет уже где-то в отдаленных колониях… Экспозиция, занимающая едва ли не половину книги, кажется поначалу безмерно затянутой – тут и молодой парень Ори, уставший от речей агитаторов и жаждущий «настоящего дела», и полусумасшедший старик Джек, рисующий на стенах странные спиральки, загадочный Иуда, вместе с группой спутников идущий на поиски «Железного Совета», чтобы привести его в город и помочь Революции… Темп событий все убыстряется – к концу повествования понимаешь, что затянутость вступительной части – мнимая, что вся книга выстроена в ритме движения огромного, чудовищного поезда, локомотива надежды и революции.

Это совершенно настоящий поезд – в романе несколько сюжетных линий, и одна из них – история Иуды, молодого идеалиста, волею судьбы оказавшегося втянутым в строительство железной дороги через неизведанные земли, прикипевшего к этой великой стройке… Ужасно не хочется пересказывать сюжет – в книге есть несколько совершенно неожиданных поворотов, и, как обычно у Мьевиля, это повороты не сюжета, но смысла. Разве только в самых общих, газетных фразах: в ходе трудового конфликта из-за систематической невыплаты заработной платы трудящиеся приняли решение остановить работы. Но они не просто объявили забастовку – они увели железную дорогу. Свернул в сторону могучий, почти мифологический поезд-путеукладчик, разобрали рельсы за ним – назвались Железным Советом и двинулись своим путем, к царству свободы и справедливости. Ну да, милиция шла по пятам, сея террор. Но оказавшийся среди забастовщиков-революционеров Иуда владел редким искусством – он мог создавать големов. Из чего угодно. И големы защитили Железный Совет, дали ему возможность оторваться от преследований. А Иуда отправился в Нью-Кробюзон, рассказать о победе труда над капиталом…

Но где же тут фантастика? А фантастика – в месте действия, в искаженной, причудливой реальности Бас-Лага, магической, порой напоминающей дурной сон, но ужасающе материальной. Самое странное, что монстры, обильно ее населяющие (а Мьевиль как-то признавался, что очень любит монстров), производят на читателя странный эффект – в какой-то момент и люди начинают казаться такими же монстрами – не удивительно, что они вместе с кактусовидными кактами, жукоголовыми хепри и простыми транссексуалами (они как-то естественно встают в этот ряд) бьются за свои права против бездушных капиталистов (вот уж точно монстры), безличных и патологически жестоких милиционеров и таких же безличных бюрократов.

Фантастика оборачивается гротеском – Иуда и товарищи, с трудом добравшись до Железного Совета, обнаруживают, что поезд счастья и справедливости давно ходит по кругу (а трудящиеся ударно разбирают рельсы сзади и снова укладывают их перед паровозом), что в доброй части городских кварталов революционных битв так и не заметили, что строительство железной дороги так или иначе будет продолжено, а убийство всесильного и жестокого мэра ни к каким переменам не привело. Железный Совет не нужен Нью-Кробюзону, и единственное, что остается Иуде, – магическим образом остановить поезд, обратив его в вечный памятник Революции.