— Как долго Вы писали свою книгу?

— Я на самом деле эту книгу не писал. Просто уселся и наговорил ее на диктофон Анне Бялко. Даже прочесть то, что получилось, пока не успел. Собственноручно я писал предисловие. Что же касается тестов автопилота в конце, с уверенностью могу сказать, это тоже рука бойца. Безусловно, есть определенный пласт людей, которые читают подобные книги, сам бы я не сел за такое чтение.

-Кстати, там есть фраза: «Как говорится, деньги не пахнут». Так ли это?

— Конечно, они не пахнут.

Почему Вы так думаете?

— Потому что это все — зарабатывание денег, иначе зачем бы я еще стал описывать то, что со мной было? Особенно рассказывать про автомобили в государстве, которое недавно за рулем.

— Продолжите фразу русские на дороге…

— Зачем?

— А женщины на дорогах?

— Всегда!

— Писать о плохих дорогах непатриотично?

— Почему же? Своей книгой я бы хотел обратить внимание людей на существующие проблемы и тем самым помочь им сделаться лучше (смеется).

Иногда вы категорично высказываетесь в своей книге. Например, про то, что в России нормальную машину не построить…

— Конечно, но через 14 месяцев я ее построю сообразно своим представлениям о том, как должна выглядеть машина сегодня. Этот проект будет называться «Маруся», и автомобили будут не очень дорогие.

— Николай, вы шоумен, ведущий, певец, гонщик… А писателем себя ощущаете?

— В смысле, как Лев Николаевич Толстой? Если серьезно говорить о писательстве, то попробовать себя в этом деле можно, но не сейчас, а лет через пятнадцать-двадцать. Ведь на это нужно время. К тому же литературе я учился у хороших преподавателей, и обременять бумагу своими каракулями, с моей точки зрения, хамство. И дело тут не в скромности, а в умении.

— Вы гонщик. Своим детям желаете такой же судьбы?

— Честно говоря, я не буду настойчив в этом вопросе, потому что в этом деле здоровье теряется быстро, своему ребенку такого не хочется.

— Когда в аварию попали, видели белый коридор?

— На самом деле нет, хотя для меня это был очень тяжелый случай. По ощущениям, будто выключили свет и тут же его зажгли. Только включили потом как-то неярко, и чувствовал я себя не очень хорошо.

— В этой книге есть и Ваши автобиографические воспоминания. Для чего?

— Я же написал в предисловии, что терпеть не могу про себя рассказывать, и эти вставки были сделаны по совету издателей.

— То есть Вы не планируете писать автобиографическую книгу?

— Нет. Я считаю это неприличным. Писать подобные вещи, все равно что подглядывать в замочную скважину, стараясь разглядеть самое-самое. Конечно, в XXI веке все поменялось: и взгляды, и приоритеты. Я мемуарной литературой заниматься не буду ни в коем случае.

— Последняя книга, которую Вы прочли?

— Сейчас читаю легкое фэнтези. Читаю, когда появляется острое желание. Вот недавно закончил «Шелк», автора не помню. Для меня появилось очень много новой литературы: Мураками, Коэльо. Но вообще сейчас идет еще и перечитывание. В основном обращаю внимание на всем известную литературу.

— А в XXI веке русские станут городской цивилизацией?

— Это зависит, к сожалению, не от нас. Вопрос ставится по-другому — дадут ли нам стать городской цивилизацией? У нас разрешаются вещи, которые запрещены в других странах. Например, некоторые наши автомобилисты только недавно стали пристегиваться ремнями безопасности: трое из десяти едут пристегнутыми — это огромный рывок. То есть эти трое пытаются быть цивилизованными людьми. А вот остальные…

— Но ведь когда-нибудь в России перестанет существовать проблема дураков и дорог?

— Только что я вернулся из Австралии, мы там для «Ауди» делали трансконтинентальный кроссинг, проехали 3000 км по дорогам без асфальта. У нас это называется бездорожье, а у них — обычнее дело. Люди Австралии сами выбрали такое существование. Это их цивилизация. И они не пытаются стать другими, мы же пока не определимся, цивилизованные мы или какие-то другие, говорить на тему дураков и дорог нет смысла. Вроде и кладем асфальт, а точно не знаем, нужен ли он нам.