Ирина Лазарева, обладатель премии Союза литераторов «Молодой писатель 2020 года», автор нового романа #Право_на_Тенерифе, вошедшего в Топ-30 Лабиринта в разделе «Современная отечественная проза», «Выбор редакции» и «Выбор читателей» Лабиринта.

– Ирина, расскажите, почему в школе Вас называли тургеневской девушкой?

– Я думаю, что преподаватель так меня называла из-за моей излишней романтичности.

– В отзывах о Ваших произведениях часто говорят о толстовском психологизме, но в романе #Право_на_Тенерифе это чувствуется особенно сильно. Как Вам это удается?

– Честно сказать, я не знаю. Я очень хотела достигнуть психологической проникновенности, но это получилось не сразу. Были какие-то барьеры, я словно не смела писать хорошо, потому что это наглость – претендовать на такое. А потом я сказала себе, что надо писать так, как будто пишешь один раз в жизни, забыть об условностях, реакции читателей и полностью проникать в мысли и чувства людей, как будто ты и есть – они. Показывать переливы переживаний, сиюминутные изменения в оттенках настроений, желаний, и как это влияет на поступки персонажей.

– В своем блоге Вы пишете о предыстории романа #Право_на_Тенерифе. Чувствуется, что история очень личная, но среди героев нет Вас. В чем секрет?

– Да, моя семья столкнулась с заболеванием, трудно поддающимся лечению. Но написать роман исходя только из личного опыта – это слишком легко. Нет полета фантазии, подлинной писательской работы. Поэтому я постаралась усложнить задачу, насколько это возможно. В основе истории опыт другой семьи. При этом переживания главной героини – во многом мои, но ее характер списан с другого человека. Помимо этого, я добавила несколько других линий, каждая из которых должна была иметь свою кульминацию и дополнять проблематику, показать те же вопросы под несколько иным углом.

– Когда читаешь отзывы о романе #Право_на_Тенерифе», понимаешь, что для каждого в нем свой смысл и свое значение. Почему так происходит?

– Думаю, это из-за многослойности произведения. Кто-то говорит, что роман важен, потому что в нем показана работающая схема, как получить лечение в лучших федеральных клиниках страны. Это особенно важно для семей, живущих в регионах. Я была поражена, как много людей сталкивается каждый день с тем, что их должны направлять в Москву, но не направляют. Люди теряют драгоценное время, столь важное при лечении. Дети, организм которых растет, получают необратимый вред здоровью и внешности. Это страшно. Для других же – это книга о силе духа, стойкости, семейных ценностях, борьбе с самим собой.

– А для Вас?

– Для меня это прежде всего роман о том, как настроить себя на полноценную жизнь, когда вероятность плохого сценария крайне высока. Когда все вокруг рушится и невозможно физически повлиять на обстоятельства. Вместо того, чтобы перестать радоваться и улыбаться, ты, наоборот, не вбираешь в себя ничего, находишь в душе безграничные ресурсы для счастья и силы. Внутренний мир бездонен, стоит только захотеть разглядеть его. Столь драматическая история более остро раскрывает эти мысли, поэтому многие мне пишут, что роман заставил их переосмыслить жизнь и мировосприятие, даже если они не сталкивались с изматывающим несчастьем. Потому что движущая идея романа универсальна. «Право на Тенерифе» это «Право на счастье».

– Ждать ли читателям выхода новой книги?

– Да, в прошлом году я узнала о новых научных методиках лечения, и это перевернуло жизнь моей семьи. А это значит, что для героев #Право_на_Тенерифе история не закончена. В следующей части я обязана рассказать, как новые протоколы лечения выводят в ремиссию сложных пациентов, даже взрослых. Об этом почему-то мало кто знает, но протокол может изменить жизнь стольких взрослых и детей. Я была бы рада, если бы узнала о нем еще несколько лет назад. Поэтому не могу молчать. Взрослые и родители больных детей имеют не только право на счастье, но и право на правду.