Светлана Федотова: «Плывёт по Каме белый кораблик, его главные пассажиры читают свои стихи, а искушённая публика слушает и оценивает….»

Журнал «Читаем вместе», март 2022
Интервью: Марина Бойкова

С Пермским краем связаны творческие судьбы таких, например, больших современных писателей, как Алексей Иванов и Леонид Юзефович. Коренная пермячка Светлана Федотова уверена, что это не случайно – Урал вдохновляет! Автор книг о людях и истории Прикамья знает, о чём говорит! Впрочем, как мы выяснили из разговора со Светланой, проблем у пишущей братии этого богатого на таланты российского региона тоже хватает…
В 90-м году, она, историк, специалист по Италии XIII –XIV веков, в поисках работы оказалась в редакции одной из пермских газет. И стала журналистом, потом — экономическим аналитиком и, наконец, писателем. Вот уже 30 лет Светлана Федотова верой и правдой служит тому, что коротко можно назвать краеведением. Как истинный исследователь трудится она в архивах, как дотошный журналист колесит по краю – расспрашивает, изучает, докапывается, анализирует…

В результате рассказывает землякам о том важном и нужном, чего они раньше не знали. Понятно, что книги Светланы – не тех жанров, которые могли бы принести автору широкую известность и хорошие гонорары, но писательница верна выбранному пути. Впрочем, в её писательском багаже есть и роман. Пока единственный.

Светлана Федотова. Да, однажды я решила написать любовный роман, действие которого происходит в Перми. И написала. Он называется «Другая, следующая жизнь». Роман вышел в Москве, и его можно найти в московских магазинах. Но редколлегия премии «Нос» решила, что это не любовная история, а детективная. Книжка даже вошла в список из тридцати трёх лучших детективов, написанных в России с 1991 года. Считаю – это не плохой результат (смеётся).
— Мне попала в руки ваша первая книга «Вольный путеводитель». Из аннотации я узнала, что посвящена она «становлению рыночных отношений в Пермском крае». Начала читать и убедилась, что, вопреки ожиданию, мне не скучно! Как вообще пришла вам в голову мысль взяться за такую тему?
Я тогда работала финансовым аналитиком, и в мои обязанности входило возить других финансовых аналитиков по Пермскому краю. Это были экскурсии на, скажем так, финансовую тему – я, обращаясь к истории, рассказывала о наших богачах и о том, как они свои капиталы создавали. Коллеги меня все время спрашивали, где это можно прочитать, а прочитать было негде. Вот я и решила, что сама обо всём этом напишу. Знаете, книги вообще приходили и приходят ко мне самыми необычными путями. Например – про пермский камнерезный промысел. У меня в 1998 году появилась первая машина – «пятерка», я на ней по городу рассекала, а потом решила, что надо куда-нибудь съездить. И отправилась в село Красный Ясыл, где, я знала, живут мастера, вырезающие из местных камней, селенита и ангидрита, разные красивые фигурки. Меня там, конечно, никто не знал, но встретили так, будто давно ждали. Подробно и интересно рассказали о промысле. Мы подружились, стала я к мастерам ездить. И лет через 10 они мне говорят: «Свет, а напиши про нас книжку!» Я села за работу, несколько лет ушло на поиски издателя, зато книга получилась красочная, с отличными иллюстрациями, показывающими, какую красоту создают эти люди. И для камнерезов моих, считавших, что живут они в своей деревне и никому не нужны, это издание стало таким… вдохновляющим фактором.
— Издание таких книг – дорогое удовольствие…
— Поэтому меня, когда пишу очередную книгу, неизменно мучает мысль: а кому это нужно? И всякий раз находятся люди, которым – нужно, которым интересны мои темы. На трёх книжках, в том числе, о камнерезах, у меня был спонсором бизнесмен из подмосковного города Чехова Роман Викторович Муслаков. Просто человек, влюблённый в Пермский край. А книги, тем более такие, подарочные, конечно, автору не по карману и продажей не окупаются. Недавно изданной книге, которую я считаю делом своей жизни, она называется «Геолог удачи. Настоящая жизнь профессора Преображенского», тоже помог увидеть свет инвестор: компания «ЛУКол-Пермь». Спасибо им великое! Павел Иванович Преображенский – тот человек, память о котором, я считаю, должна быть сохранена. Он сделал открытия, на основании которых до сих базируется более двух третей экономики нашего региона: это нефть, это калийные удобрения. И несправедливо, что о нем так мало знают!
Есть книга, над которой вам работалось особенно радостно?
Это альбом «Татьяна Бруни. Призвание – театр». Я для него писала текст. Татьяна Георгиевна Бруни – легендарный театральный художник, создавшая балетные костюмы, пачки и колеты, без которых сегодня немыслимы классические балетные постановки. Представительница знаменитой петербуржской семьи, она родилась в 1902 году, умерла в 2001-м. Большая жизнь! И два важных периода этой жизни были связаны с Пермью. В 1942 году её, полуживую, эвакуировали в наш город из блокадного Ленинграда. В Перми (тогда – Молотове) Татьяна Георгиевна как художник участвовала в постановке нескольких балетных спектаклей театра имени Кирова, который здесь находился в эвакуации. Сотрудничество с Пермским театром оперы и балета продолжилось в 70-е годы. И сегодня в Перми есть люди, коллекционеры, которые собирают ее работы. Они и стали инициаторами создания альбома, который получился просто волшебным. И когда я над этим проектом работала, была абсолютно счастлива, потому что такая тема, такой человек!
— Можно ли в Пермском крае, зарабатывая пером, достойно жить? В материальном смысле.
— Ну что вы! Во всей стране исключительно литературным трудом могут себе позволить жить, по-моему, человек двадцать, не больше. Раньше я, например, сотрудничала со многими газетами и журналами, выходящими в Перми, и была уверена, что без заработка не останусь. Теперь же все эти издания закрылись, кроме одного журнала и нескольких газет, с которыми мне было бы стыдно иметь дело. То есть журналистика сейчас не кормит абсолютно. Кормит копирайтинг, это длинные проекты рекламного, чаще всего, характера — поработаешь три месяца, а потом можешь жить на эти деньги целый год.
— С журналистикой – ясно. А есть ли в крае люди, которые пишут стихи, прозу?
— И немало! Литературный процесс у нас идёт хорошо. Особенно поэты молодцы. Каждый вторник они собираются, есть для этих встреч в Перми определённое место, и читают стихи. Причем не друг другу – приходят поклонники, зал всегда забит до отказа, восторженные девушки висят чуть ли не на люстрах и оттуда выкрикивают объяснения в любви своим кумирам (смеётся). В общем, атмосфера такая, как на поэтических вечерах в двадцатые годы прошлого века где-нибудь в Петербурге. Кстати, часто к нам приезжают поэты из других городов, в том числе, Москвы и Петербурга. Ежегодно проводится поэтический фестиваль «Компрос», на котором проходит мероприятие под названием «Корабль поэтов»: реально плывёт по Каме белый кораблик, его главные пассажиры читают свои стихи, а искушённая публика слушает и оценивает. И такого больше нигде нет! А среди пермских прозаиков в последнее время громко прозвучало имя Павла Селукова, он финалист «Большой книги» и «Национального бестселлера», выиграл престижную премию имени Катаева. Его называют «рабочий из Перми», но Павел не рабочий, просто живет в пролетарском районе. Такой самородок пермского разлива… Нашим литераторам печататься, конечно, сложно, но – возможно. Есть в крае для этого два толстых журнала – «Литературная Пермь» и «Вещь». И есть программа «Пермская библиотека», помогающая талантливым авторам издавать книги. В этом году их вышло шесть или семь, знаю это, поскольку вхожу в состав жюри, рассматривающего заявки. Понимаете, сегодня пишущему человеку, особенно в провинции, чтобы творчески состояться, без помощи других людей не обойтись. Это же известно: или ты умеешь книги писать – или деньги зарабатывать.
— Вы сказали, что книги приходят к вам необычными путями. Та, над которой работаете сейчас, тоже не исключение?
— С ней вообще связано нечто мистическое. Знаете, я убедилась, что в писательской жизни всё не просто так, что обстоятельства обязательно укажут тебе на тему будущей книги. История такая. Закончив книжку о Преображенском, я взялась за другой проект – за Бруни. Для этого поехала в Петербург, чтобы встретиться с дочерью Татьяны Георгиевны. Вышла из метро, иду пешком к ней в гости – и вдруг понимаю, что эту табличку откуда-то знаю – Геслеровский сквер. Что-то из недавнего прошлого. Вспомнила: здесь же жил профессор Преображенский! Он писал в воспоминаниях, что счастливейшие годы семейной жизни прошли в Петербурге здесь, на Геслеровском проспекте. Сейчас дома нет, проспекта тоже, на его месте — сквер. И здесь же, в пяти минутах – квартира Татьяны Георгиевны Бруни! То есть два моих героя, пусть в разное время, жили рядом. Огромный город – и такое совпадение! Это меня очень впечатлило. Теперь я хочу написать о третьем герое, который может их связать — Бруни и Преображенского. Этого человека, о котором тоже мало кто знает, зовут Николай Петрович Оттокар. Он был медиевистом, то есть специалистом по европейскому Средневековью. Профессор Оттокар, петербуржец, в 1919 году стал ректором Пермского университета. Он не только сохранил университет в самое трудное время, но и спас Преображенского — послал телеграмму, когда того хотели расстрелять: «Нам нужен такой специалист». Поскольку Оттокар был дружен с Луначарским, он имел возможность ездить в командировки в Италию. Однажды уехал в очередную – и там растворился. Больше в СССР не вернулся. И стал там великим медиевистом. Во Флоренции его именем названа улица! А в Перми о нем мало кто знает, включая профессоров университета. И личная судьба у него – драматизм на драматизме. Вот о нем я хотела бы написать следующую книгу.
— Тем более, вы же специалист по средневековой Италии!
— Да, да. Кстати, когда я училась, в библиотеке брала книги, которые профессор Оттокар привёз для пермских студентов из Петербурга. Так вот страницы некоторых книг 20-х годов прошлого века даже не были разрезаны! Меня ждали!..

 

Фото: Светлана Федотова