– Как получилось, что «Враг» попал на иллюстрацию именно к Вам?

– Я уже делал с Давидом одну книгу. Она называлась «Я жду». Жизнь в ней изображена как череда ожиданий. Вот молодой человек спешит на встречу с возлюбленной, потом снова мечтает ее увидеть, дальше он отправляется на войну, ранен, ждет письма. Ближе к концу он дожидается, когда умирающая жена перестанет мучиться, когда наступит весна, когда раздастся звонок в дверь и придут уже взрослые дети, и, наконец, в семье появится новый малыш… В качестве связующей сюжета я использовал красную нить как символ жизни. Она есть на каждой картинке…

В итоге «Я жду» перевели в Китае, Японии, Португалии, Испании и других странах, можно даже сказать, что эта книга совершила кругосветное путешествие. И естественно – мы с Давидом и нашим издателем решили сделать еще одну. Давид прислал мне несколько текстов, среди них был «Враг». Прочтя этот короткий рассказ, я понял, что сюжет для меня имеет особое значение. Ведь сам я родился на границе Франции и Германии, там, где на протяжении нескольких лет армии постоянно ходили туда-сюда. И так получилось, что мой прадед сначала сражался за Францию, но когда в Первой мировой территория перешла к Германии, мой дед воевал за немцев, а потом земля снова стала французской, и во Вторую мировую мой отец дрался уже на стороне Франции.

– А если не принимать во внимание личный момент. Почему Вы сочли текст важным?

– Эта книга направлена против ненависти, в ней рассказывается, что враг – не монстр, хоть политики и генералы нас пытаются убедить в обратном. На самом деле те, кого убивают на войне – обычные люди, как и мы с вами.

– Но в то же время эта книга очень оптимистическая...

– На мой взгляд, только отчасти, ведь герой годами сидит в окопе, боится своего врага и думает, какое тот чудовище. Однако призыв действительно жизнеутверждающий: всегда нужно сохранять надежду.

– Но ведь враг бывает не только военный, может же появиться и враг заклятый. Тогда ненависть не навязывается извне, она идет изнутри тебя. Как быть в этом случае?

– Я никогда не думал о том, чтобы перенести подтекст на мелкие неурядицы, ведь он прежде всего политический. И книга направлена против навязываемых доктрин. По сюжету даже появляется памятка военного, в которой рассказывается мнимая правда про врага. Ведь основная проблема войны в том, что мы вынуждены убивать незнакомых людей. Согласитесь, это довольно странно.

– А, правда, что Вы еще и комиксы рисуете?

– Да, но только для самых маленьких.

– Еще у Вас есть персонажи Тото и СамСам.

– Расскажу по порядку. Сначала появились Макс и Лили. Недавно я закончил 104-й том, общий тираж этих книг превысил 15 миллионов экземпляров. Потом я придумал СамСама – маленького супергероя, живущего в супергеройской семье. Эту серию я начал 15 лет назад, и поскольку у меня к тому моменту был опыт работы с одними и теми же персонажами, я решил добавить туда побольше детского юмора. Что оказалось не так-то просто.

– Что Вы имеете в виду?

– Дело в том, что мир – вообще сложная штука, и чтобы правильно понять хорошую шутку, нужно понять и ее контекст социальный, политический или культурный. Дети любят развлекаться, но из-за отсутствия большого опыта у них свой специфический юмор. Поэтому-то мы и стали делать Тото. Его шутки связаны с теми смешными ситуациями, которые возникают у ребенка 6–7 лет на переменках. Благодаря этой книжке дети учатся правильно распределять свое время. Ведь часто, начиная рассказывать историю, они перескакивают с одного на другое и никак не могут ее завершить, а когда они видят небольшие сценки, то понимают, как их нужно построить и чем закончить. И еще ситуации с переменок обучают их коммуникации. А вот СамСам рассчитан на более младшую возрастную категорию, там много шуток и игры слов, но именно такой, какую могут понять маленькие дети. Однако у меня есть и другой персонаж – Зук, маленькая ведьмочка. Она живет в огромном городе вроде Нью-Йорка или Москвы в крохотном домике среди небоскребов. К этой серии я написал только сценарий, рисовал ее один из моих друзей, но получилось очень здорово.

– А что кроме юмора еще обязательно должно быть в детской книге?

– Создавая детскую книгу, стоит понимать, что ее будут читать не только дети, но и родители. Поэтому нужно заинтересовать и тех, и других. Ведь если заскучает читающий, очень скоро и малыш перестанет слушать. Соответственно нужно создать веселую и непринужденную атмосферу, учесть интересы и больших, и маленьких. Но и о провокациях не забывать.

– Главное, чтобы спровоцированные мамы не напугались…

– Нет, нет, я не это имею в виду. Речь, скорее, идет об игре. Делая свою работу честно и интеллигентно, ты можешь вставлять нечто вызывающее полемику, заставляющее задуматься и взрослого, и ребенка. Иначе можно скатиться в демагогию. Так, основная идея СамСама в том, что все мамы на свете – мамы супергероев. Но вообще мне нравится делать книжки, доступные всем. Ведь даже рисуя для крупных газет, я использую тот же язык образов.