– Выход Ваших новых книг всегда сопровождают положительные отзывы. В основном от читательниц. Тем не менее, кто он, Ваш читатель?
– В большинстве своем мои произведения действительно читают женщины. Они, вообще, читают больше, чем мужчины. Но у меня есть не только читательницы, но и читатели. Например, один из персонажей романа «Мастерская чудес» – брутальный неудачник, бывший военный, тронул мужчин «за живое». Они были удивлены, что я смогла влезть в «их шкуру»… У меня публика – очень разная. Она включает совсем молодых читателей в возрасте 15–16 лет, и в то же время в число моих поклонников входят люди, годящиеся им в прадеды. Я считаю, что в моих романах несколько слоев. Есть развлекательный, а есть глубокий – о человеческом сосуществовании, о взаимной поддержке. Я пишу обо всех людях. Поэтому и обращаюсь к очень широкой аудитории.
– У каждого писателя имеется некое кредо, которое иногда получается выразить в двух-трех предложениях. Вы бы смогли так сказать: «Я, Валери Тонг Куонг, хочу сказать людям, что…»?
– … что у каждого из нас есть возможность расти, развиваться и видеть смысл в нашей жизни. Причем даже в те моменты, когда кажется, что это – очень-очень сложно.
– В финале Вашего напряженного романа «Мастерская чудес» герои не держат в руках кредитные карточки с миллионом долларов и не шелестят подвенечными платьями. Хотя сюжет двигался именно к такой развязке. Вы считаете, что счастье не в деньгах и не в удачной семейной жизни?
– Я считаю, что счастье – это форма внутренней свободы. Оно не связано с деньгами или со свадьбой. Я пишу реалистические романы, а не сказки. Поэтому «Мастерская чудес» и заканчивается так. Но при этом роман все-таки достаточно позитивный. Мы видим, что каждый из героев прошел свой путь до конца и получил то, к чему стремился. И это очень важно.
– Но точка в романе не поставлена. Будет ли продолжение?
– Этого не было в моих планах. Я предпочитаю оставлять читателю возможность самому завершить произведение. Главная причина, по которой эти персонажи появились в моей книге, – это их задача снова подняться на ноги после того, как они «упали».
– Герои Ваших произведений не очень характерны для популярной литературы. Они – самые обычные люди: не супермены, не принцы, не светские львицы. Есть ли у этих героев прототипы?
– Как правило, я создаю собирательные образы. Но есть у одного моего героя и конкретный прототип. О нем я уже говорила чуть выше. Это – бездомный мужчина, бывший военный, живший неподалеку от моего дома. Я отразила в книге его темперамент и характер. Когда я подарила ему экземпляр только вышедшего романа, и он узнал, что вдохновил писателя на создание одного из персонажей, на его глазах появились слезы. Он очень не хотел, чтобы я видела его в растроганном состоянии, и буквально вытолкнул меня за дверь. Но, тем не менее, чудо свершилось. И об этом как раз мой роман! Я думаю, что он обрел веру в себя, которой у него не было. Этот человек встретил новых людей. Мне известно, что он показывал мою книгу друзьям и говорил: «Вот, смотрите, я вдохновил писательницу на создание персонажа!». И, в конце концов, он встретил человека, который помог ему поменять жизнь, и он больше не живет на улице. Мне кажется, это – невероятно сильный результат.
– Придуманная Вами организация «Мастерская чудес» чем-то напоминает так называемый деструктивный «тренинг личностного роста», по сути, секту, в которую втягиваются люди одинокие, закомплексованные, заблудившиеся в жизни. Вы согласны с этим наблюдением?
– Я как раз хотела, чтобы люди, читая мой роман, задали себе три вопроса. Первый: где находятся границы помощи, которую мы оказываем людям, и до чего можно дойти, пытаясь помочь ближнему? Иначе говоря, оправдывает ли цель любые средства? Второй: по какому праву мы решаем, что хорошо для другого, а что плохо? Третий: кому на самом деле мы помогаем своей заботой? Я считаю, что, помогая другим, мы всегда помогаем себе. Если только мы не святые люди, которые помогают совершенно бескорыстно. Помогая другим, мы неизбежно чувствуем себя хорошим человеком.
– Кто из русских писателей Вам наиболее близок?
– Сильнее всех на меня повлиял Фёдор Достоевский. Я считаю его величайшим писателем. Он детально исследовал душу человека, находящегося в критической ситуации. Почему, несмотря ни на какие беды, человек все равно живет дальше, к чему-то стремится, верит? Этот вопрос актуален со времен античности. В одном из своих романов я цитирую Сенеку. Он тоже пишет об испытаниях, которые необходимы для нашего роста. Я считаю, что эта тема – вне времени. Она всегда волновала и будет волновать писателей, начиная с древности и до наших дней.
– Знаете ли Вы, что многие русские аристократы в первой половине XIX века, как и герои романов Льва Толстого, разговаривали на французском языке?
– Да, я знаю об этом. И мне кажется, что в этом заключается нечто магическое, волшебное. Это – удивительная связь, которая существовала и существует между нами, между нашими культурами. Но я могу вам сказать, что и русский язык для меня и для многих французов кажется особым, очень мелодичным, богатым… Как и русская литература.
– 2015 год в России объявлен «Годом Литературы». Он уже приближается к своему завершению. Однако этот год запомнится россиянам не только крупномасштабными культурными мероприятиями, но и страшными событиями, случившимися за рубежом. Как Вы считаете, может ли сегодня литература как-то позитивно воздействовать на мировоззрение людей?
– Террористы, совершающие злодеяния, как правило, не имеют никакого образования и культурного воспитания. Из-за этого они не могут иметь своего мнения. Эти преступники ссылаются на религиозную книгу, которую не читали. Поэтому ими очень легко управлять. Им говорят: «Делайте то-то и то-то во имя того-то и того-то». И они охотно выполняют указания, так как гораздо легче следовать чужим идеям, чем иметь свою точку зрения. Если у человека не сформирована собственная культура, он идет по пути зависимости от посторонних людей. А это путь к рабству. Я чувствую, что мои встречи помогают читателям поверить в себя, избрать свой путь. Очень многие участники встреч говорят о том, что раньше считали литературу стезей интеллектуалов, что темы, которые поднимаются в художественной литературе, их не касаются. Но живое общение с автором изменило их точку зрения. Многие признаются в том, что после наших встреч они начинают верить в свои собственные литературные способности. И я думаю, что это чудесно.
– Традиционный вопрос: над чем Вы сейчас работаете?
– Я никогда публично не информирую о своей текущей работе, но могу сказать пару слов о романе, который скоро выйдет в России. Это будет книга о прощении, о том, как важно нам уметь прощать других и себя. В этом произведении речь пойдет о семье и любви, о трудностях внутри семьи и их преодолении.