– Если говорить кратко, то варенье – это один из самых оригинальных, вкусных, теплых, домашних десертов. И я абсолютно убеждена в том, что варенье в России – больше чем варенье. Я очень хочу, чтобы все мои читатели прониклись этой идеей. Более того, в этом моем убеждении я не нахожусь в одиночестве: меня поддерживают известные и очень значимые для страны люди – это Татьяна Толстая, Владимир Познер, Мария Голованиевская, которые написали свои маленькие эссе специально для моей книжки, где рассказывают о том, что связано в их жизни с вареньем и что оно для них значит.

– Алёна Станиславовна, Вы уже издали три кулинарные книги, но не было ли у Вас мысли написать о себе?

– Такие мысли меня преследуют последние пять лет, можно даже сказать, что я уже практически встала на этот путь, но он был перебит какой-то моей невероятной любовью к еде. А может быть, меня останавливает еще и понимание того, что такая книга не может быть скороспелой. Наверное, она зреет внутри меня.

– В Вашей книге потрясающие фотоиллюстрации, показывающие процесс варки варенья. И на каждой фотографии мы видим ягодку к ягодке, никакой сладкой кашицы. Как Вам удается добиться такого результата?

– Обычно фотографии к кулинарным книгам делаются в двух местах – в месте приготовления пищи (у меня дома) и в студии, где фотографу удобнее выставить свет. Эту книгу снимали целиком у меня дома, нам повезло – на улице стояли необыкновенные солнечные дни. Фотограф находился со мной все три дня, в течение всего процесса варки. А секрет того, как сварить такое варенье, я раскрываю в книге. Самое главное, что надо запомнить, – варенье никогда нельзя мешать, будь у вас хоть золотая ложка.

– Варить варенье – Ваша семейная традиция?

– Нет. Это пришло ко мне лично, даже свалилось как-то неожиданно. Когда я была маленькой, в моей семье все очень много работали, у плиты обычно никто не стоял. Варенье я попробовала в гостях у своих друзей, в семьях которых такие кулинарные традиции были. А сама я начала варить варенье сравнительно недавно, каких-то лет пять назад.

– Только ли варенье Вас сегодня привлекает?

– Я люблю многие традиционные русские блюда, например, соленые огурцы. Но они настолько блистательно получаются у Татьяны Никитичны Толстой, с которой мы дружим много-много лет, что я решила не заморачиваться на этот счет и лучше меняться – я ей варенье, а она мне огурцы. Так ведь бывает, делаешь все точно по рецепту, а у его автора блюдо все равно вкуснее…

– А какое спиртное Вы предпочитаете, и связан ли Ваш выбор с теми странами, в которых Вы любите бывать?

– Я очень люблю Италию, езжу туда с большим удовольствием. Эта страна страдает гурманством, если так можно выразиться, не первый век. Мне нравится Англия – и как страна, и как объект моей кандидатской диссертации. А напитки, без сомнения, связаны с той страной, в которой я принимаю еду. Например, в России в январе заставить себя выпить бокал шампанского или белого вина невозможно. Я предпочту ему качественную наливку или настойку или хотя бы рюмку хорошей водки. А в Италии ровно наоборот. Там тяжелый алкоголь в тебя не входит никак. В этой «легкой» стране хочется пить что-то легкое – и это, конечно, вино. В Англии, сами понимаете, как пойдет. Там страна непростая, люди сложные, климат тяжелый, там все может быть.

– А в Италии не варят варенье?

– Нет. Они там вообще в таких продуктах ничего не понимают. Недавно они ввели в свои десерты соус «Кули», родина которого вообще-то Франция. Это отжатый и подвыпаренный сок из ягод и фруктов, которым они могут полить, например, панакоту.

– По образованию Вы переводчик и в этом качестве принимали участие в работе над переводами Рэя Брэдбери. Что Вам особенно запомнилось?

– Работа над текстами Брэдбери – это был мой первый опыт переводческой деятельности, когда мой преподаватель английской филологии, занимавшаяся тогда его переводами, попросила меня помочь в работе над тремя рассказами. Я не была уверена в своих силах, но за работу взялась. Когда я передала ей свои переводы, ответом на них стал ночной звонок от преподавателя (а ночные звонки всегда тревожны), которая порекомендовала мне вплотную заняться переводческой деятельностью, поскольку увидела во мне склонность к этой работе и даже талант. И после этого она поручила мне перевод речи Фолкнера на вручении ему Нобелевской премии (на которое он не приехал). Этот опыт был для меня самым сложным. А сейчас я перечитываю удивительную книгу Корнея Чуковского «Высокое искусство. Принципы художественного перевода», где он критикует Бальмонта за его переводы Шекспира и Вальтера Скотта, от Набокова он вообще не оставляет живого места. И это не критика ради критики, а настоящий разбор русской словесности, удивительно красивый и тонкий. В переводе есть свои сакраментальные тайны, о которых надо всегда помнить.

– Как Вам удается так замечательно выглядеть?

– Никаких особых тайн тут нет. Наверное, самое главное – это мое умение радоваться каждой дарованной мне минуте. Ведь жизнь – это самый главный подарок.