– Владимир Ильич, помните ли Вы свою первую прочитанную книгу?

– Мне с раннего детства очень много читали вслух, какая именно из них была первой, я, конечно, не помню. Но из тех книг, которые я взял в руки совершенно осознанно и которые произвели на меня особенное впечатление, запомнились две. Мне было лет семь, когда мой отец дал мне воспоминания моего прадеда Ильи Львовича Толстого о Ясной Поляне, повествующие о жизни его отца, и воспоминания сестры Софьи Андреевны Толстой Татьяны Андреевны Кузминской. С этими книгами для меня открылся какой-то невероятный мир волшебной Ясной Поляны, который потом стал частью моей жизни. Я много читал сказок, произведений детской литературы, но отец дал тогда мне – семилетнему – взрослые книги, и они произвели на меня огромное впечатление.

– В отпуск книги с собой берете?

– Конечно, очень много, ведь я являюсь членом жюри ряда литературных премий, поэтому мне нужно читать практически всю современную литературу, как созданную российскими авторами, так и переводную, потому что премия «Ясная Поляна», например, в отдельную номинацию выделяет лучший зарубежный роман, переведенный на русский язык. Так что на моей прикроватной тумбочке всегда лежит как минимум 5–7 книг.

– А что там сейчас?

– Сейчас я читаю замечательный, на мой взгляд, роман, который называется «Песнь тунгуса». Его написал прозаик из Смоленска Олег Ермаков, но повествует он о прибайкальских жителях, о таких современных Дерсу Узала. Мне вообще нравится практически все, что пишет этот писатель, но этот роман особенно. Перед этим я прочитал роман Андрея Рубанова «Патриот», до этого роман Владимира Медведева «Заххок» о среднеазиатской жизни. Это все премиальный список «Ясной Поляны» этого года, поэтому эти книги сейчас являются предметом моего особого внимания. До этого читал 35 зарубежных романов, которые входят в «иностранную» номинацию премии.

– Что из них больше всего зацепило?

– Марио Варгас Льоса, Орхан Памук, молодой американский писатель Филипп Майер с романом «Сын». Многое мне показалось интересным и заслуживающим внимания.

– Давайте от личного перейдем к государственному. Сейчас наше правительство достаточно активно поддерживает книги и книгоиздание. Но эта поддержка скорее финансовая, чем мотивационная. Можно ли найти такие формы работы, при которых первые лица государства будут мотивировать наших граждан к чтению личным примером?

– Это тоже есть. Например, Президент России регулярно в своих выступлениях цитирует классиков отечественной литературы, в том числе величайших поэтов – Лермонтова, Пушкина, – наших философов, мыслителей. Уже это говорит о том, что круг его чтения достаточно обширный, и он придает этому большое значение. Премьер-министр России недавно подписал Программу поддержки детского чтения. Я считаю, что это очень важный документ. Так что работа ведется. Хотя, возможно, неплохо было бы добавить каких-то личностных рекомендаций. Об этом стоит подумать.

– Сегодня достаточно жестко развернулись споры по поводу того, как преподавать классику в школе, чтобы не отпугнуть молодого читателя, далекого уже от этого мира, а, наоборот, привлечь его. Есть ли у Вас собственный взгляд на эту проблему?

– Мне кажется, важно не упустить ранний период взросления ребенка, на который как раз приходится момент привыкания, приучения к чтению. Здесь и родители, и педагоги в начальной школе, на раннем этапе средней школы должны подобрать то, что зацепит душу ребенка, будет ему близко, понятно, будет как бы и о нем тоже. А таких книг и в русской и в мировой литературе достаточно много. Нужно не напугать ребенка, а суметь его увлечь и подарить настоящее счастье чтения, с которым человек, если соприкоснулся в детстве, потом уже никогда не расстанется.