Легендарного хоккеиста Вячеслава Фетисова знает даже тот, кто хоккей не смотрит. Его история не только удивляет, но и заставляет двигаться вперед, постоянно развиваться и ставить новые цели. Имя Вячеслава Фетисова давно уже стало синонимом советского и российского хоккея, а его успехи на хоккейной площадке обросли огромным множеством легенд. В начале февраля в Литературном кафе «Московского Дома Книги на Новом Арбате» Вячеслав Фетисов встретился с поклонниками, рассказал о своей книге «Овертайм» и ответил на несколько вопросов.

– Каково это чувствовать себя писателем?
– Хочу поблагодарить всех, кто пришел на встречу. Когда идешь сюда, ожидаешь всякого, но видишь полный зал, и все меняется. Это особые впечатления. Спасибо вам большое. Удивительным образом эта книга еще жива и переиздается не первый раз. Выпустили ее еще в 1998 году, когда я играл в Северной Америке. Это было так странно и необычно для меня. Но я рад, что книга понравилась и была хорошо воспринята. Мне кажется, она интересна потому, что многие в ней могут увидеть свое детство. Парень из простой семьи, из бараков, сумел добиться признания в мире, причем в достаточно объективном деле. В хоккее можно добиться всего только с помощью таланта, мастерства и упорства. Мне показалось, что для многих это в свое время было неким путеводителем. Эта книга может быть интересна и в плане самоутверждения, желания добиться результата. В ней есть описание жизни профессионального хоккеиста, о которой раньше никто не говорил. Ведь в советское время не было правдивых мемуаров, а я решил написать все, как было. Это был момент на изломе страны, конец 1980-х, когда появилась возможность выехать за рубеж, и страна стала открываться. Спорт оказался на острие всего, что происходило в жизни. Мы стали заложниками той ситуации. И мне было важно рассказать о борьбе с системой. Было важно (и сейчас это есть), чтобы люди узнали о той борьбе за свободу выбора, свободу действий, слова и т.д. Мне пришлось пройти через все это, когда меня решили отпустить за границу. Но даже в той ситуации я был убежден, что делаю все правильно. Очень непростой период жизни. Может, многим не нравится, но это то, что было. Семья, игра, родители, ЦСКА, сборная СССР и многое другое – все это вошло в книгу. И я этим доволен.

– Когда Вы уехали из Союза, Вы, возможно, думали, что это билет в один конец. В Америке уже были деятели культуры, которые сменили гражданство. Скажите, была ли среди тех, кто жил в Америке, взаимовыручка? Поддерживали ли вы друг друга?
– Эмиграция – это самый большой вызов, который человек может себе представить. Ты должен понимать, что тебя там никто не ждет. Ты должен быть сильнее того, кто это место уже получил по рождению или еще по каким-то причинам. Ты должен быть конкурентоспособным, целеустремленным и понимать, зачем ты вообще это делаешь. Конечно же, это серьезнейшее испытание. У меня была возможность получить американский паспорт, но я отказался. Судьбоносной стала встреча со Славой Ростроповичем. Я многому у него научился. Уникальный человек… Близкое видится на расстоянии. Сложно очень покупать билет в одну сторону. Сложно.

– Что Вы чувствовали, когда выходили биться на льду против канадцев на Кубке Легенд?
– Ты выходишь, ты хочешь быть лучше противника, и ощущения всегда одни и те же. Настраиваешься на любого соперника, потому что даже в игре со слабой командой нужна полная собранность. Не настроился – получил какую-нибудь травму или еще что-то случилось. Когда настраиваешься, ты контролируешь ситуацию. В Канаде вообще была особая ситуация: там и болельщики, и полные стадионы, и судьи, и общая подготовленность лучше. Готовились намного сильнее, но и результат показали высокий: шестьдесят процентов встреч выигрывали. С этими соперниками мы росли, мы стремились к лучшему и к чему-то большему. Нужно соревноваться с лучшими, чтобы быть лучше.

– Когда Вы впервые попали в Америку, что Вас поразило больше всего?
– Впервые я попал в Канаду в 1974 году. Мы прилетели, пацаны молодые, а там небоскребы, эстакады, гостиницы, телевидение – все было непонятным. Зимой фрукты и овощи на столе. Стейк, какой в кино даже не показывали. Огромные стадионы (на четырнадцать тысяч мест!), которые были заполнены. Отношение людей, которые поняли, что приехали какие-то ребята, которые играют хорошо и обыгрывают. После этого решил, что хочу играть в хоккей.

– Что бы Вы пожелали своим читателям?
– Мы всегда должны помнить, откуда мы. У меня мечта: чтобы у нас был такой стандарт жизни, при котором каждый ребенок мог реализовать свой талант и получить то, что он заслуживает, вне зависимости от того, где он родился. Я этим сейчас занимаюсь. Очень непростая задача. Но стараюсь просто идти вперед и добиваться своего. Я мог убежать, но не смог себе этого позволить. Я не так воспитан. Вот и всем желаю твердо идти к своей цели.

Записала Наталья Мясникова