Полина Властовская: «Моя издательская политика — делать книги, которые люди будут читать»

Интервью: Маргарита Кобеляцкая, «Читаем вместе», июль 2021

— Полина, Это была ваша детская мечта, стать издателем?

— В детстве я мечтала стать учителем, ну, или рок-певицей. (Смеётся)

Я очень любила читать, но о профессии издателя как-то даже не думала. Если серьёзно, я всегда интересовалась языками, но больше их системой и историей. А в целом, считала себя человеком с аналитическим складом ума — в моё школьное время нам навязывали эти ярлыки, и я ассоциировала себя с эдаким технарём. Обожала физику и особенно математику, могла часами решать задачи для студентов ВУЗов, меня завораживала красота и ясность цифр. Когда я оканчивала школу и слушала разговоры старших друзей, поступающих на филфак, то практически трепетала, гуманитарное направление казалось мне чем-то невероятно сложным и недостижимым, точно мне недоступным. В итоге я поступила в несколько престижных вузов Москвы по техническим специальностям и выбрала направление Нефти и газа на инженерном факультете в РУДН. Правда, проучилась я там недолго, поняла, что не смогу этим заниматься, набралась храбрости и заново поступила… на филфак. Оказалось, что нет ничего невозможного. С тех пор каждый день занимаюсь тем, что мне действительно по душе.

— Как бы вы сформулировали вашу издательскую политику? Она меняется год от года или остается более-менее неизменной?

— Моя внутренняя, личная издательская политика — делать книги, которые люди будут читать, следить за интересами родителей и детей, тем, что происходит в мире и предлагать что-то нужное и актуальное для той или иной аудитории. Идея издания книг ради издания книг мне не очень близка. Идти за читателем, уважать и поддерживать его интересы и, если есть возможность, в рамках них предлагать ему что-то новое, расширять горизонт — пожалуй, самое интересное для меня как издателя. И неизменное.

-Многие говорят, что массовому покупателю сейчас не до книг, нет ли у вас такого ощущения?

— Думаю, так было примерно год назад, в разгар пандемии, когда люди закупались базовыми вещами, как говорят, средствами первой необходимости. Сейчас ситуация выравнивается, показатели плюс-минус сопоставимы с показателями 2019 года, но, конечно, покупатели крайне чувствительны к ценам. Электронные книги показывают устойчивый рост. Вопрос в форматах, ценах и подаче контента, как мне кажется.

— Расскажите, пожалуйста, о ваших бестселлерах последних двух-трех лет.

— В первую очередь приходит на ум досугово-развивающая серия о Детективе Пьере, наш лонгселлер, гордость и радость. Это большеформатные виммельбухи с самыми запутанными головоломками, лабиринтами, заданиями на поиск и внимательность, которые любят и дети, и родители, судя по отзывам наших покупателей.

Еще одно направление, в котором мы работаем и которое пользуется высоким спросом у нашей аудитории, — вау-проекты, подарочные познавательные книги с интерактивными элементами, сложными бумажными конструкциями. Бестселлер в этом направлении — книга «Тело человека». Ребёнок, раскрывая клапан за клапаном, разбирая 3D-иллюстрации, сможет в мельчайших деталях рассмотреть каждый уголок человеческого тела, понять, как все устроено и работает внутри нас.

В нише художественной литературы я выделю серию для чтения вслух «Тильда Яблочное Семечко», которая стала бестселлером не только в России, но и во многих странах мира. Это уютное спокойное чтение для дошкольников, привлекательные герои, понятные ситуации, нежные иллюстрации — в своем роде, современная детская классика.

— Есть ли у вас мастер-классы по обучению авторов и конкурсы, подобные «Новой детской книге», как в Росмэн?

— «Новая детская книга» в целом уникальный конкурс с многолетней историей, в который вложено много труда, с ним сложно что-то сравнивать.

В МИФе широких литературных конкурсов пока нет. Периодически мы ищем иллюстраторов под определённую задачу в рамках небольшого конкурса — так, например, сейчас мы подбираем художников для расширяющейся серии «Чевостик».

Отдельно хочется сказать о большом проекте — МИФ.Курсы. Мы поняли, что постоянно учимся на книгах, которые издаём, и решили создать комфортное пространство для развития наших читателей. В итоге проекты вырос. И, например, на днях подошёл к концу большой курс «Цех» для начинающих авторов, которые мечтают издать книгу. Это была трудоёмкая, но очень вдохновляющая работа всей нашей команды и наших экспертов (Лариса Парфентьева, Елена Резанова, «Ковен дур» и, конечно, Игорь Манн). Курсы мы стремительно развиваем, так что, думаю, что-то интересное скоро точно появится. А пока стартовал наш курс для родителей «Воспитание сердцем» со звездными экспертами: Татьяной Лазаревой, Викторией Шиманской, Александром Колмановским и многими другими.

— Каким вам представляется идеальная книготорговля? Вы сами являетесь покупателем онлайн-магазинов или ходите в книжные?

— Я очень активный покупатель книг, до сих пор много читаю в бумаге, но считаю, что по представителям издательского коммьюнити не нужно мерить среднюю температуру. Я люблю покупать книги у издательств напрямую, на выставках — это касается, в первую очередь, новинок. Я люблю онлайн-магазины за широкий ассортимент, а в классические книжные хожу за атмосферой.

— Нужны ли специализированные детские книжные магазины или отделы для детей в книжных? Чем они должны заниматься, помимо продажи книг?

— Думаю, что рынку нужно разнообразие и сегментирование. С одной стороны, мы знаем, что структура продаж по каналам детской и взрослой литературы отличается. Поэтому специфику важно учитывать. Например, в некнижном ритейле литература для детей продается значительно лучше, чем для взрослых. Соседство детских книг с сопутствующими товарами в магазинах — отличный драйвер продаж. На Западе крайне распространены гибридные площадки, предлагающие мероприятия для досуга и развития детей, куда встраивается и книготорговля. Это пространства, в которых проходят встречи с писателями, мастер-классы, игры по книгам, лекции для родителей и много других активностей, которые обеспечивают дополнительный приток аудитории к книжному магазину. В России, например, эту модель реализует книжный домик издательства «Самокат». Я сама, как мама, мечтаю о таком чайлд-френдли месте, совмещающим коворкинг и детскую зону, в которой могла бы быть игровая, книжный магазин и пространство для проведения детских мастер-классов, просмотра кино и мультфильмов.

С другой стороны, как я вижу по онлайн-продажам, родители часто покупают книги для детей вместе с книгами для себя. В крупных классических книжных магазинах имеет смысл предусматривать это при зонировании пространства по ассортиментным группам, делать удобную рубрикацию, выделять места отдыха для детей.

— Развивающая литература для детей — вы видите перспективы развития этого направления? Как будут меняться «развивалки»?

— Безусловно, в сторону игровых методов, как это сейчас происходит на рынке цифровых развивающих продуктов. Также все больше уделяется внимания развитию «гибких» навыков, эмоционального интеллекта, способностей воспринимать и обрабатывать информацию.

— Болонская книжная ярмарка откладывается уже второй год. Это негативно сказалось на рынке детского книгоиздания? Что вы ждете от этой ярмарки после такого перерыва?

По своей работе могу сказать, что это не повлияло на эффективность подбора новинок — просто встречи с издателями перешли в онлайн-формат. У этого, несомненно, есть много минусов, но лучше так, чем никак. По итогам Франкфуртской ярмарки, проходившей онлайн, мы уже выпустили такие новинки, как «Я не ОК, и это ОК. Гид по хорошему настроению, ментальному здоровью и заботе о себе», «Сколько пятен у гепарда. Необычные факты обо всем на свете», и к выходу готовится около 50 книг.

А жду я море теплых встреч! Людям не хватает общения. Я думаю, что фокус первой офлайн-выставки после такого перерыва будет смещен в сторону общения, в первую очередь